Эльфийский Мир
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Berion 
<<<Хрустальный Дом>>> » Берег моря » Лотлориэн » Noldoparma yestima quenyava (Начальный курс квенья)
Noldoparma yestima quenyava
BerionДата: Понедельник, 07.07.2008, 07:59 | Сообщение # 1
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Этот раздел форума заявлен заглавием как"Начальный курс" языка квенья.Рассказ о том,что это за язык, откуда он взялся и зачем нужен,я позволяю себе опустить,исходя из предположения,что я имею дело с человеком,достаточно подготовленным в этой области,коль скоро он решился изучить подробней сей опус.

Не стану обольщать вас по поводу достоверности всего,изложенного тут.Это,конечно,никакой не учебник, так как,если вдуматься,одуматься и встать все-таки на позиции грубого материализма(совершенно справедливо,по моему мнению,отвергаемого основной массой тех,кого сей труд мог заинтересовать),то написание такого учебника не представляется возможным.Так что для поклонников научной истины и традиционного толкования реализма мы назовем все это опытом конструирования языка по некоторым имеющимся у нас данным.С тем и предложим им это кушать и из этого попросим исходить.

Здесь и далее мною вводятся следующие условные обозначения,сокращения и аббревиатуры:

Q - квенья(Quenya)
S - синдарин(Sindarin)
PE - протоэльфийский(proto-elvish)
W - Вестрон(Westron)
JRRT- Дж.Р.Р.Толкиен
LotR- “The Lord of the Rings”(Ballantine,paperbound)
I- “The Fellowship of the Ring”
II- “The Two Towers”
III- “The Return of the King”
S- “The Silmarillion”(Houghton & Mifflin,hardbound)
UT -“Unfinished Tales”(Houghton & Mifflin,hardbound)
LR -“The Lost Road”(Houghton & Mifflin,hardbound)
R -“The Road Goes Ever On”,Poems by JRRT,music by Donald Swann(Ballantine)
M - “The Monsters and the Critics & Other Essays”,“A Secret Vice”,“The Last Ark”(Houghton & Mifflin,hardbound)Plotz Letters from JRRT to Dick Plotz)
IE -“An Introduction to Elvish” by Jim Allan(Bran's Head,Somerset)[/
TC - “A Tolkien Compass” by Jared Lodbell(Open Court,LaValle,IL)

Как вы могли заметить,к сожалению,цитируется все по зарубежным изданиям,которые у нас широкого хождения,как мне представляется,не имеют,и посему воспринимать указания о цитировании как подтверждение истинности приводящихся сведений придется в основном на веру,без особой возможности это утверждение тотчас же проверить.Если найдется доброволец-трудолюбийца,который задастся целью установить соответствия между тем,что указано выше,и тем,что имеется у нас в широком распоряжении,я буду очень ему благодарен.Здесь необходимо изложить только ту гипотезу,в рамках которых вообще проводятся все научные, метанаучные и околонаучные поиски.Гипотеза эта в кратком и грубом,профанном изложении заключается в том,что все,описанное уJRRT,является сущей истиной и картиной действительного мира( Анвамбар,"Истинный Мир"),и что все именно так и было некогда,но потом наступили Скрытые Века(между началом Четвертой Эпохи и какими-то давними годами человеческой истории),в ходе которых поменялся не только внешний облик Земли,некогда называвшейся Ардой,но и представление человечества о своем происхождении и истории.Какая-то часть этой истории– от ее начала и до какого-то момента– является не более,чем коллективной галлюцинацией(Муйнамбар,"Скрытый Мир"),а о том,как было и есть на самом деле, можно узнать в Книгах Профессора. Поэтому сейчас,изучая и анализируя его Книги,мы проникаем в истинную сущность мироздания и проливаем свет на то,что волею Эру Илуватара скрыто от нас миражами.
Далее,мы считаем,что эльфы есть,и они где-то рядом,но не спешат выйти на контакт с нами.Изучение эльфийских языков мы полагаем одним из важнейших шагов к будущему сближению с эльфами,каковое сближение чрезвычайно необходимо обоим расам Эрухини.Эту задачу Херен Элендилион считает несравненно более важной и насущной, чем дознание истинной истории Мира и схоластические экзерциции на тему соответствия Земли и Средиземья.
По словам биографа Хемпфри Карпентера,юный Джон Толкиен впервые начал интересоваться языками и всякими такими делами еще в 1900 году,когда ему– юному Джону Толкиену– было семь лет.Натолкнул его на это увлечение его кузен Инклдон почти сразу после того,как Джон остался без матери.Среди работ раннего Джона в сфере неведомых языков наиболее известны биографам аномальский язык(Anomalic),язык невбош(Nevbosh);в возрасте пятнадцати лет Толкиен выучил язык наффарин(Naffarin) и язык New Gothic (не новой готики,как,может быть,подумали некоторые, а ново-готский).

Наконец,уже в юности,прочитав(в подлиннике) Калевалу,Джон начинает работать над языком под названием Quenya.В период с 1905 по 1935 год, от первого по-настоящему самобытного толкиеновского языка и до написания “Хоббита”,в котором уже присутствуют такие гордые имена как Elrond,Bladorthin, Roäc,Carc,Толкиен познал в совершенстве такие разнообразные языки,как немецкий,древнеисландский, финский,валлийский,датский,древненорвежский,русский и другие славянские языки,латынь,итальянский, греческий,авестийский,фарси,готский и древнеирландский.Ясное дело,что после этого с эльфийским было ему гораздо легче,чем,скажем,нам с вами.В общем,в результате во всем том,что мы здесь и далее станем называть Книгами(произведения Средиземского цикла: “Хоббит”,“Сильмариллион”,“Властелин Колец”,“Приключения Тома Бомбадилла”,“Неоконченные сказания”,“Книга утерянных сказаний”,“Предания Белерианда”,“Сотворение Средиземья”,“Затерянный путь” и др.)имеется масса вполне детально разработанных эльфийских языков (общее название их– языки эльдарин): квенья,синдарин,сильванский (Silvan)(язык Лесных эльфов),тэлерин(Telerin),ваньярин(Vanyarin),лендарин(Lendarin),данийский язык (Danian).Существует также язык гномов,по идее не известный доподлинно никому,кроме самих гномов,и существует масса языков людей Средиземья,о которых мы здесь станем говорить лишь постольку, поскольку они будут соприкасаться с предметом нашего исследования,каковым являются квенья и синдарин,из него произрастающий.

Чтобы,однако,не складывалось впечатления,что JRRT – один свет в окошке,скажу,что исскуственными языками– идеальными языками,всемирными языками,просто самодельными языками – занимались в былые времена куда как многие,и среди них крупнейшие мыслители XVII в. Ф.Бэкон,Р.Декарт,Я.А.Коменский,а чуть позже– Г.В.Лейбниц.Сэр Исаак Ньютон в возрасте 18 лет(в 1661 г.) написал на эту тему трактат, впрочем,весьма малоизвестный,полный мистики и поисков мировой гармонии.На этой же стезе подвизался в свое время и Т.Кампанелла,автор"Города Солнца".Создавали свои языки также Дж.Свифт,Г.Дельгарно (1626-1687),Дж.Уилкинс,первый председатель Лондонского Королевского общества(1614-1672);миру совсем неплохо известны такие языки,как волапюки(1880),эсперанто(1887),язык сольресоль известен аж с XVIII века,а самым ранним опытом в области конструирования как-бы-естественного языка можно,видимо,считать формозанский язык Г.Псалманагара(1679-1763).

Но языки,которым учит нас JRRT– они принципиально другого свойства.Сам Профессор писал об эсперанто(каковой язык,впрочем,он очень уважал и немало сделал для его развития)примерно следующее: этот язык не сможет никогда стать живым и неискусственным,пока на нем не сложено ни одного предания и не рассказано ни одной сказки.Эльдарин в этом смысле живее всех живых,или,говоря словами К.И.Чуковского,“живой,как жизнь”!


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Понедельник, 07.07.2008, 08:11 | Сообщение # 2
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Что есть Q в Книгах JRRT?

Совершенно очевидно,что прежде,чем перейти к делу,следует,видимо,оговорить предмет нашей науки.Им, как,вероятно,стало понятно из предисловия,а скорее всего,было понятно и до того,является язык, доведенный до нас JRRT и представленный как древнеэльфийский.Мы здесь не станем обсуждать, существовал ли такой язык,может ли он существовать,достоин ли он изучения и так далее,и так далее.Это мы предоставим кому-нибудь другому,кто с радостью за это возьмется.Мы поставим себе задачу познать этот язык и добиться возможности говорить на нем, писать стихи и прозу и немножечко войти в среду, описываемую этим языком,попытаться проникнуть в сознание говорящего на нем.

Итак,если желание умственной работы разгорелось в вас до должного уровня,приступим!

Прежде всего– что есть Q,а что нет?

Каждый,кто мало-мало разбирался в Книгах самостоятельно, вероятно,заподозрил,что вовсе не все непонятные слова в них относятся к одному языку.Впрочем,если нет,то там это местами специально оговаривается.Как же не навести тень на ясный пень и распознать слова именно того языка,которым мы с вами собираемся заняться?

Во-первых,квенья– это то,что откровенно названо в Книгах Высоким Наречием,Древним языком и т.п.

Во-вторых,это то,что отмечено курсивом.Курсивом же,как мне показалось,рассеянный Профессор время от времени начинал отмечать также и все новые и иноязычные(не вестронские,то есть, не всеобщего языка)слова по мере их появления,а также и просто то,что нужно голосом при чтении подчеркнуть– есть в английской словесности такой обычай.Так что,курсив,на мой взгляд– не показатель.

В-третьих,и это самый мощный способ– по буквам:

квенийские слова никогда не содержат: ÿ, lh, gh, aw, ch, mh, æ, ew, rh, œ или iw.
никакие эльфийские языки вообще не содержат: j, sh, zh.Нет также вQ и гласных с циркумфлексом [^].
содержат же квенийские слова,к примеру: q, y, hl, hr, hy, eu, oi.
v - часто в
Q и редко встречается в других языках.
w и th (þ) -,наоборот,часты в синдарине,но редки в Q.
x и z - редки в Q,в синдарине не встречаютсячасты в разных других языках Средиземья.
eсли слово начинается с:hy, hl или hr– это может быть Q.
eсли же начинается оно с: mb, b, nd, d, ng, g, lh, mh, rh, dh, gh или какого-нибудь io – это никак не Q .
а вот mb/b, nd, ld, rd, ng - в Q могут встретиться,но только в середине слова.
и,наконец, заканчиваться квенийское слово может только либо на гласную,либо на- l/n/r/s/t. К остальным языкам это ограничение совершенно не относится.
Должен,наверно,вас немного огорчить.Знак [¨],называемый по-научному "диерезис,а по-компьютерному "умляут",две точки над гласной,не обозначаету JRRT ничего,кроме того,что гласная,обозначенная этим знаком,произносится как таковая. Знак этот придуман,видимо,для англичан, которым сама мысль о том,что гласная может читаться,как пишется,странна и непривычна;у нас же,по крайней мере,первое время,он хотя и вызывает некоторое недоумение,но я не советовал бы его отбрасывать как несущественный.Во-первых,откуда нам знать доподлинно,почему Профессор прибег к нему,какую,быть может,функциональность и сверхзадачу подразумевал в нем;а во-вторых,вы обязательно заметите,что без него все будет выглядеть как-то не так.Встречается этот знак чаще всего в записи квенийских слов.

Кроме того,знаком,называемым по-научному "акут" или "акцент" [´]обозначается долгота гласной,и этот знак указывает на принадлежность слова,его содержащего,к Q или PE.

Квенийское слово бывает весьма многосложным Не-квенийские слова обычно короче.

Проанализировав Книги под углом вышесказанного,мы увидим,что на Q в Книгах звучат:

имена королей и узурпаторов Гондора;
имена королей и топонимы Нуменора;
имена Валаров и топонимы Амана;
Песнь Галадриэли;окончательная версия The Last Ark(M221-3)

Остальные непонятные слова принадлежат либо к протоэльфийскому языку (PE),либо к Лесному наречию, оно же наречие Лесных эльфов(Silvan),на котором говорили в Лориэне и Лихолесье(III506, UT(“Galadriel & Celeborn”)),либо синдарину(S),разговорному языку эльфов Третьей Эпохи.На

синдарине звучали:

топонимы и имена Средиземья Третьей Эпохи;
имена наместников Гондора;
имена вождей Арнора (начинавшиеся с Ar-);
имена нуменорской знати;
имена героев и топонимы Белерианда;
Песнь к Элберет

Следующие имена и названия относятся к следующим языкам,не являющимся Q:

Imrahil,Ar-Gimilzôr,Ar-Adûnakhôr- адунайский (нуменорский)(Adûnaic);
Arnach,Eilenach,Umbar,Rimmon - язык людей (III507);
simbelmynë,Halifirien,Éored- рохирримский(Rohirric),он же англосаксонский(TC186,198);
Forgoil- дунлендский (Dunlendish) (III509).
athelas,Emyn Muil- S;
Azanulbizar,Khuzdul - гномский язык(Dwarvish);
Legolas,Caras Galadhon,Amroth,Nimrodel - язык Лесных эльфов(Silvan);

У слов,приведенных далее,судьба более сложная:

Balhoth - W+S;
Boromir - S+Q.
И наконец слово, которое вызывало затруднения у самого Профессора – имя Incánus. По одной версии (UT399) это слово языка харадского, негритянского; по другой же (UT400) – все-таки Q.

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Понедельник, 07.07.2008, 08:23 | Сообщение # 3
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Квенийское произношение.

Думается,никто из занимающихся каким-либо языком не станет недооценивать значение знания и умения правильно произносить его.Практически это то же самое,что правильно говорить на нем.Знать внутреннее строение лошади и уметь на этой лошади ездить– два совершенно разных дела,и они,возможно,не напрямую зависят друг от друга,но для настоящего конного арбалетчика предпочтительно, несомненно,обладать обоими умениями.
Безусловно,трудно изучать произношение языка,который из живущих на Земле людей имело удовольствие слышать из уст носителя ничтожно малое,можно даже сказать,бесконечно малое количество людей.Нет,я, конечно же,в курсе,что на свете теоретически существуют пластинки,на которых сам JRRT читает свои произведения,в том числе и по-эльфийски.Но,во-первых,в рамках нашей рабочей концепции вовсе неизвестно,с каким акцентом говорил по-эльфийски сам Профессор.Во-вторых же– вы слышали эти пластинки?Ну,отлично,вот вы мне и напоете при встрече.

Итак,правильного произношения практически никто не знает,и отлично– тем меньше будет критики.Наша концепция состоит в том,что мы разрабатываем свой собственный диалект эльфийского языка,наиболее приемлемый для нас в нынешних наших условиях,и наша программа-минимум– подготовка не шпионов, владеющих всеми оттенками гондолинского кокни,а всего лишь людей,которые в момент встречи с эльфами, каковая,согласно нашим убеждениям,вот-вот должна состояться,будут поняты и смогут что-то понять сами.Это вполне согласуется,на мой взгляд,и с намерениями JRRT,давшего нам не весь эльфийский язык– ведь для Профессора не составило бы большого труда понаписать и учебников,и словарей,и разговорников, однако по какой-то причине он не стал этого делать,а написал Книги,в которых содержится лишь некотора его часть,некоторый особый минимум,к тому же,видимо,уже изрядно переработанный и адаптированный.
Итак:

1. Согласные.

c – как и в ирландском языке,всегда произносится,как [k].По словам самого JRRT,он использовал эту букву исключительно для того,чтобы тексты были зрительно похожи на латынь.Измышления переводчиков о том,что это звук,средний между "т","ц","ч" и "к" являются, следовательно,не более,чем измышлениями переводчиков.g – всегда твердый и смычный.В Q он образуется из сочетания ng-> ñ.
hфрикативное(тенгва по имени " harma" или " aha",)– в древности имелся в Qтакой щелевой звук,произносившийся с некоторым нажимом задней частью неба(русским аналогом будет, пожалуй,звук "х" из смачно произнесенного слова "хрен")– [kh] (khil-).Видимо,аналогом ему может послужить шотландский [ch] из слова,например,loch.Постепенно это придыхание утрачивалось в середине слов(aha),а затем утратилось и в начале(hil-,harma,hwesta).К Третьей Эпохе придыхание это осталось только перед-t- (как в нем. acht,echt,Q telumehtar(произносится [-мех- ],[-mech- ]).JRRT не ставит "ch" в своих английских транскрипциях этих случаев,и пишет просто "h",но надо помнить,что произносится оно в таких случаях как [ch] в слове loch, уже упоминавшемся выше.
В вестроне этот звук перешел в средненебный [ç],что-то вроде "щь",[-sh-,--]– telumeshtar (III488-9).
h безголосое (тенгва "halla"),h, что ставится перед l и r – это глухой задненебный щелевой звук(hlókë,hrivë).К Третьей Эпохе этот звук редуцировался– то есть,почти пропал: lókë). Hw Третьей Эпохи – такой же безголосный звук. В русском языке на него похож первый звук в слове "хвост",но более точных аналогов его найти, пожалуй, не удастся.
[hy =[х']("hyarmen")– Обыкновенный звук,как в слове "хиппи",но уже на полпути к "иппи".
ng или ñ– это твердый носовой задненебный [ng] в середине слова.Первоначально – в древнемQ это была единая фонема ñ ,но к Третьей Эпохе этот звук повсеместно превратился в n .
Звук этот тоже в русском языке не содержится, но в мировой практике широко известен.
r – всегда трелевое и передненебное. Зачем в таком случае эльфам понадобилось две буквы "р" в азбуке,"rómen" и "órë", мне непонятно. Тем паче, что в R57 (Galadriel's Lament) Профессор отчетливо пишет, что две эти буквы употреблялись в совершенно разных случаях, примерно там же, где в английском различаются "r" передненебное и "R" увулярное –ср. Cлова "trade" и "burrow". Непонятненько!
þ "th" – глухой межзубный звук, знакомый каждому, учившему английский язык. Это ни в коем случае не "тх", и произносится он в точности так же, как в английских словах thin cloth, если кому-то это что-нибудь говорит. Этот же звук, известен , как греческая "тэта" (Θ, она же θ) или древневрейский "тав" (ת). Этот архаический звук, согласно Профессору, почти не используется в современном Q, он бытует в PE, а потом уже сразу только в S. У нас в языке этого звука нет – и слава Эру, не над чем ломать языки и головы; хватает нам проблем и без него. Здесь же следует сказать, что cочетанием "dh", как, например, в синдарском слове galadh, передается такой же звук, но звонкий – [ð] (как в англ. "the").
ty – передненебный взрывной звук, средний между [т] и [ч], похожий на то, как произносят некоторые тусовщики слово "tune". Однако это все же не тот совсем уже американский звук, что в слове "chew". Таким он становится только в вестронском выговоре.
И, наконец, y – это полугласный [й].

Звонкая согласная, как мы видим, вообще не могла стоять в конце квенийского слова, поэтому вопрос о неоглушении ее, доставляющем немало хлопот русскому, учащему многие языки, снимается раз и навсегда.

2. Гласные.

В отличие от англоязычников (и от квенийских согласных), нам, славянам, гораздо легче должно даваться правильное произношение квенийских гласных – они, как оказалось, весьма похожи на наши.
Итак, вот что пишет Ненси Мартч, а я комментирую:

Гласные в Q никогда не растягиваются ("коря-ачий эсто-онский па-арень"), но и никогда не проглатываются (редуцируются) ("типа того" = [тип'-т'во]). Особенно внимательно надо относиться к долгим гласным, отмеченным акутом.

a – обыкновенное [a], разве что чуть коротковато. Как в слове "чайник".
e – обыкновенное недлинное [e]. Неизвестно, превращалась ли она в безударном положении в [i], как у нас, или нет, как у некоторых.
é – тоже произносится значительно более открыто и "близко",
менее глубоко, чем краткое e (III490). Вестронское произношение этого звука как [æ] или [ei] (как в англ. "say") считалось грубым и просторечным.
i – произносится как обыкновенное короткое [i] (как в англ. "sick"), то есть, как в слове "псих".
í – долгое [i:] (как в англ. "machine", то есть, как в "фигу!".

o чуть более округло, чем в английском "hot". Не должно "сваливаться" в [a], как это происходит в просторечном современном английском. В сущности, опять-таки, совсем, как у нас.
ó – заметно шире и "ближе", т.е., "неглубочее", чем краткое o. Вестронское произношение – [ou], как в "no", видимо, близко к южнославянскому и старославянскому произношению. И тоже считалось грубым деревенским акцентом. Пример – ну, например, в словах "ну, вОт! приплыли!"
u – совершенно обыкновенное [u] (англ. "brute"), как в "тут".
ú – [u:] (англ. "foot"), как в слове "тьфу!".

3. Дифтонги.

В Qсуществуют следующие дифтонги: ai, oi, ui, au, eu, iu [ай, ой, уй, ау, эу, иу].Все они фонетически являются падающими – ударение в них может падать только на первую часть, и первая часть, соответственно, произносится несколько длиннее, чем вторая. Дифтонг iu в Q в порядке исключенияподнимающийся ([йу]), то есть у него все наоборот.
Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Понедельник, 07.07.2008, 08:29 | Сообщение # 4
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Ударения в Q.

В общем и целом система ударений в эльфийском очень близка к латыни. Можно отослать всех прямо туда, а можно разъяснить, что я, вероятно, по доброте своей и сделаю.

В двусложных словах ударение ставится на первый слог: lótë, círya, falma.
В словах из трех и более слогов ударение – пенультиматное (на предпоследний) слог – если в предпоследнем слоге есть дифтонг (angamaitë), долгая гласная (elentári) или сочетание двух и более согласных (Isildur). Следует помнить, что буквы th обозначают одну согласную [þ], а вот буква xдве, [k]+[s].

Антепенультное (на третий с конца слог) ударение ставится, если в предпоследнем cлоге – краткая гласная, и этот предпоследний слог заканчивается на гласную или на одиночную согласную: falmali, Óromë, namarië. А также если предпоследняя гласнаяu, если я правильно понял, что тоже вполне возможно.
Эти правила практически не имеют исключений в обычной ситуации. Но нужно быть внимательным – из-за этого каждое добавление к слову суффикса или другого корня при образовании сложных слов меняет ударение.

В поэтической речи, которая имеет гораздо большее значение в Q, чем в каком-либо из наших языков, являясь, по данным некоторых исследований, особой очень важной и неотъемлемой частью культуры речи и письма, как бы особой сигнальной подсистемой эльфов, существовала своя собственная система ударений. В длинных многосложных словах первый слог или слоги, следующие через один к началу от ударного, принимали вторичное ударениепобочное или мелодическое. Пример: Óromardi, ómaryo. Мелодические ударения вообще свойственны языкам, богатым многосложными словами – тому же финскому, например; кроме того, как нам хорошо известно, и в русских песнях ударение может значительно смещаться от норм канонической грамматики. Квенийское ударение, противу всяких правил, вполне может падать аж на последний слог, если того требует строение поэтической строки.

Именно вот это необычайно большое количество исключений из правил, делающееся для поэтической речи, и наводит на мысль, что поэзия, рифмованная и ритмическая речь, имели у эльфов, как и у многих человеческих народов исключительную важность и совсем особый статус. Взять хоть тех же любезных сердцу большинства эльфистов древних ирландцев; не говоря уже о том, что Один родной свой глаз отдал за Мед Поэзии (хотя многие считают, что медом этим был, грубо говоря, настой мухоморов – но мы же не обязаны им верить). Вполне логично предположить, что и у эльфов ритмическая, подчиняющаяся правилам поэзии речь имеет магическую силу и связана со всякими астрал-ментальными делами. Учитывая же, что эльфы видят мир совсем не так, как мы... В общем, скажем только, что эта область абсолютно пока нами не исследована – и, может быть, слава Валарам. Имея дело с эльфами, будьте готовы ко всему. Перефразируя Винни-Пуха, от этих эльфов всего можно ожидать.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Понедельник, 07.07.2008, 08:40 | Сообщение # 5
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Имя существительное: склонение, множественное число. Артикль. Соединительный союз.

Возможно, кто-то уже давно заметил, а кто-то узнает только сейчас, что квенийские существительные имеют одно очень явное различие между собой. Одни из них образуют множественное число с помощью окончания -i, а другие – c помощью окончания -r. Совершенно очевидно, что это соответствует двум склонениям квенийских существительных, что, собственно, и подтверждается как в Plotz, так и в App.A LotR:

I Склонение:ед. ч.: -a, -, -o, -u
ед. ч.: -ë, -l/n/r/s/t

II Склонение:ед. ч.: -a, -, -o, -u
ед. ч.: -ë, -l/n/r/s/t
мн. ч.: -r
мн. ч.: -i; -li/ni/ri/si/ti

Правило это весьма "железное" (вообще правила эльфийской грамматики, надо заметить, несколько более "железны", чем таковые естественных человеческих языков), но и из этого правила зарегистрировано несколько исключений. Так, например:

Слово silmaril "сильмарилл", когда их больше одного, должно выглядеть как silmarili ; но на деле ед.ч.silmaril, мн.ч.silmarillë "сильмариллы" (LR83).
Tári "королева" – ед.ч., и какое будет мн.ч. ("королевы"), неизвестно. По моему мнению, оно скорее всего останется таким же – tári, хотя я не исключаю полностью и вариант tárir. Поживем – увидим.
Valarauko (буквально – “мощный демон”, попросту, по-нашенски – “балрог”) – мн.ч. valaraukar, а не valaraukor (
S553), что было бы логично, казалось бы.
Urulókë (“жаркий змей” буквально, в смысле – дракон) – ед.ч.; urulóki – и мн.ч., и ед.ч. (S353, LR37).
В последнем исключении мне видится отголосок какого-то очень глобального древнего принципа, некоего модуса представления об объекте, при котором множественная форма при употреблении в значении единственного числа обозначает более глубокое, мистическое его качество – какую-то высшую сущность, какой-то магический аспект вещи. Мне постоянно казалось долгое время, что я не раз встречался с этим где-то, и прекрасно понимал когда-то смысл этого употреблени множественного числа в значении единственного? Потом только, спустя год, я вспомнил: “Б'решит бара Элоhим эт hашамаим вээт hа'арец” – буквально “в начале сотворил боги небо и землю.” Характернейший пример – употребление слова “элоhим” в Ветхом Завете; вообще-то это множественное число, но обозначает всегда “Бог”, который категоричски один. Это именно такая вот особая форма, в которой множество равно одному, а одно существует в бесконечном множестве; Если "в одном мгновеньи видеть вечность", как у Блейка, то представляется совершенно логичным назвать вечность словом "мгновения".

Не говоря уже об огромном количестве топонимов типа "Сосенки", "Холмогоры", "Виллози" или притаившиеся в Оренбургской губернии "Марсята", "Люксембурги" и "Паровози". Впрочем, такого рода названия обычно и склоняются по правилам множественного числа, а значит, являются не совсем тем, что нас заинтересовало.

В Q существует только один артикльопределенный артикль i. Он един для единственного и множественного чисел существительных. Думается, для того, чтобы лучше чувствовать, когда следует его применять, а когда нет, надо попробовать заменять его словом “этот” или “такой”.
В
Q нам известен также только один союз – соединительный. Это союз ar. Предполагается, что между ним и суффиксом множественного числа первого склонения имеется прямая и непосредственна родственная связь. Союз этот может редуцироваться до a, и, видимо, в такой именно форме имеется в S, но в этом я не уверен. Вполне вероятно, что союз этот многофункционален и используется в самых разных целях – в качестве соединительного "и", противопоставительного "но", сравнительного "как", и даже в качестве причинного "потому что". У самого JRRT в его английском весьма наблюдается такая многофункциональность союза and. Видимо – как следствие.

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Вторник, 08.07.2008, 00:25 | Сообщение # 6
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Глагол. Настоящее время глагола. Модальный глагол-связка в настоящем времени.

Какие угодно могут быть языки, и только не может – по моему глубокому убеждению – быть языка без глагола. ВQ, по крайней мере, с глаголом все в полном порядке – он есть. В предложении он является, как правило, сказуемым, либо изредка дополнением, имеет он множество самых разных форм и образов, имеет время, число и вид, местоимение субъекта и местоимение объекта.

Q – язык флективный, а это значит, что строение квенийских форм таково, что всевозможные изменения отражаются в суффиксах, присоединяемых к основе и друг к другу. Суффиксы могут быть временные, числовые, местоименные и герундивные (это не от слова “ерунда”, это от слова “герундий!). Ну, и, наверно, еще какие-нибудь.

Настоящее время глагола выражается временным суффиксом -a, к которому, если надо, прибавляется суффикс множественного числа -r. То есть: ед.ч. наст. вр. - -a; мн. ч. наст. вр. - -ar.

Порядок слов обыкновенно бывает привычнымподлежащее+сказуемое. Впрочем, бывает и наоборот ("Auta i lómë", “The night is passing!”, “Уходит тьма!” (S190)), особенно в эмфатизированной, возвышенной и поэтической речи, которая вообще есть предмет особый. Вообще же, в русском языке практически всегда есть возможность как угодно переставить слова в предложении, не меняя фатально его смысла и даже, при некотором искусстве, почти не меняя оттенков, либо меняя их исключительно в нужную сторону. Этим и надо пользоваться.

Модальный глагол в Q – тема скользкая, и рассматривать ее детально мы будем, но еще нескоро. Пока же я ознакомлю вас с тем, без чего дальнейшее ваше продвижение сделается невозможным, и скажу только то, что сам уже знаю точно. Модальный глагол имеет значение “быть” и функционально аналогичен латинскому 'esse', английскому “to be” и финскому 'olla'; в русском языке тоже бытовала некогда такая связка, но она вся протратилась еще при царе Горохе, сохранившись лишь у более бережливых славянских народов – в польском языке, например.

Спряжение настоящеего времени квенийского модального глагола таково (IE54):

Ед.ч.Quenya ná nar
Мн.ч.
Для сравнения:
Lingua latina [
I] (ego) sum
[
II] (tu) es
[
III] (-) est [I] (nos) sumus
[
II] (vos) estis
[
III] (-) sunt
Suomen kieli [
I] (minä) olen
[II] (sinä) olet
[III] (hän) on [I] (me) olemme
[II] (te) olette
[III] (he/se) ovat
English [I] (I) am
[II] (thou) art
[III] (he/she/it) is (we/you/they) are
Русский язык [I] (я) есмь(Азм есмь царь"!)
[II] (ты) еси
[III] (он/она/оно) [b]есть[/b] [color=black][I] (мы) есмъ
[II] (вы) есте
[III] (они/оне) суть

В IE54 в статье Lawrence J. Krieg "Tolkien's Pronunciation: Some Observations", на пластинке `J.R.R.Tolkien Reads And Sings His “The Hobbit” And “The Fellowship Of The Rings”’, вышедшей на Caedmon Records, а также в исследованиях, которые провели в Маркеттском Университете Chris Jilson и Toum Santoski, подтверждается вариант nar противу бытовавшего ранее мнения nár.Порядок слов в предложениях, использующих эту форму глагола, таков:

I ornë laurëa ná halla. I orni laurië nar hallë
The golden tree is high. The golden trees are high
Золотой ствол (есть) высок. Золотые стволы (суть) высоки.

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Вторник, 08.07.2008, 00:30 | Сообщение # 7
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Имя прилагательное.

Система прилагательных вQ в сущности мало отличается от таковой в уже известных нам языках. То есть, ничего мозголомного в них нет, и можно немножко расслабиться, оправиться и поменять ногу. Прилагательные согласуются с существительными только по числу. В PE и раннем Q они согласовались еще и по падежу, и некоторые следы этого еще наблюдаются вQ Третьей Эпохи. Но нас они уже почти совсем не волнуют.

Окончания прилагательных изменяются следующим образом:

ед. ч., мн. ч.
-a -ë
-ë -i
-ëa -

Прилагательное может использоваться и как существительное – субстантивироваться. Это весьма распространенное во многих языках, не исключая и русский, явление. За примерами субстантивации далеко ехать не придется – всего несколько десятков километров, и, если не высадят контролеры, элетричка понесет нас мимо станций Песочная, Солнечное, Молодежная, Советский, Соколинское – если мы садились на Удельной – или, скажем, Отрадное, Кузнечное – если садились мы на бывшей Комсомольской, ныне Девяткино. Заметьте, что все эти названия – бывшие прилагательные, превратившиеся со временем в существительные, то есть, именно субстантивировавшиеся. Из обиходной речи, уж извините, первым в голову пришел несколько странноватый пример субстантивации прилагательных – старинная приходоведческая пословица о том, что синий зеленого не розумеет.

Один момент, касающийся прилагательных, и не только прилагательных. В эльфийских языках чрезвычайно популярны так называемые контрактурыслияния слов. Если в устойчивом словосочетании, которое получило в эльфийском языке свой собственный смысл, отличный от суммы смыслов составляющих его слов, первое слово кончается на те же буквы, на которые начинается второе, то все эти буквы сливаются (а если не совсем на те же, то они изменяются особым образом, но об этом я расскажу вам много позднее):

métima + andúnë = métim'andúnë
Последний + закат = последнезакат/ный

(Как именно переводится и что именно означает получившееся слово, я не знаю, поскольку источника (М222), стыдно признаться, не читал.)

Причем апостроф вполне мог бы быть опущен. Думаю, немало народу любителей составлять словари эльфийского – а было время, когда их было немало – получилось из-за этого коварного правила, либо зазря изводя бумагу на несущественные статьи, либо упуская слова с самостоятельным значением, считая их всего лишь словосочетанием и не замечая его устойчивости.

Порядок слов в словосочетаниях следующий. В именительном падеже прилагательное следует за существительным. Во всех остальных падежах – точно наоборот, существительное после прилагательного:

I aivë carnë [Nom. (Им. П.): сущ. – прилаг.] linda lissë lirë. [Acc. (В.П.): прилаг. – сущ.)
The red bird sings sweet song.

Красная птица поет сладкую песню.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Вторник, 08.07.2008, 00:39 | Сообщение # 8
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Имя существительное: падежи Именительный, Винительный и Дательный.

В русском языке, как мы с вами еще, наверно, помним, есть шесть падежей. Возможно, многим, не знакомым близко с разнообразием языков и грамматик в природе человеческого сознания, трудно даже вообразить себе что-то другое. Однако даже в старом русском языке было на один как минимум падеж больше на звательный. В эстонском языке 14 падежей, в финском 15; в некоторых языках туземцев Океании25-27, но они уж на то и туземцы. А вот в английском, например, падежей всего три – прямой, косвенный и родительный – и ничего, говорят, жить можно. Китайцы же, скажем, вовсе не знают, что такое падеж – язык у них агглюнативный. Да, так о чем это я?

В Q падежей – 10. Они условно разделены на три группы (цитируется по письму Дику Плотцу (66-57), которое приводит Крисом Джилсоном с комментариями Джима Аллана ("Tolkien's Language Notes 2", L.A. 1974), и которое послужило основным документом для IE; письмо опубликовано в "Beyond Brew" No III.89 и "Vinyar Tengwar" No 6/VI.89; вот сколько народу еще озабочены этими проблемами, оказывается, не мы одни такие умные; хотя и мы не сапогом кушаем харчо, честное слово):

1. Падежи группы “а”.
Название Обозначение
Номинатив (Именительный) Nom. (И.п.)
Аккузатив (Винительный) Acc. (В.п.)
Генитив (Родительный) Gen. (Р.п.)
Инструментатив (Творительный) Ins. (Т.п.)

Как говорит Джим Аллан, да как, в сущности, оно и есть, это все падежи, аналогичные падежам древне-английского языка, имеющие дело с отношениями и согласованиями.

2. Группа “b”.
1. Падежи группы “а”.
Название Обозначение примечание
Аллатив (Входно-местный) All. в русском языке отсутствует
Датив (Дательный) Dat. (Д.п.) падеж, прямо так не названный, сопоставимый с входно-местным, назван дательным в UT305, 317, Oath of Cirion.
Локатив (Местный) Loc. в русском языке отсутствует
Эльфинитив (© Т.А.Шельен Elf?. падеж, тоже не названный, сопоставимый с местным, и о котором мы поговорим немного позже.
Аблатив (Исходно-местный) Abl. в русском языке отсутствует

То есть, это падежи, имеющие дело с направленностью действий. Они в целом аналогичны соответственным, допустим, падежам финского языка – за исключением исключений.

3. Падежи группы “c”.
В нее входит один неназванный падеж, о котором мы также, с вашего молчаливого позволения, поговорим попозже.

А о чем мы поговорим сейчас, так это об именительном, винительном и дательном падежах.

Именительный падеж [Nom.] отвечает на вопрос “кто? что?”. Сей падеж своего падежного окончания не имел и не имеет.

Винительный же падеж [Acc.] отвечает на вопрос “кого? что?”и, как указано в Plotz, имел свое падежное окончание в древнем Q, но в Q Третьей Эпохи, Q ”Властелина Колец”, это окончание утратилось. Обратим наше особое внимание на то, что то же самое сказано и в "The History of Middle-Earth", но по поводу других падежей и других окончаний. Обратим его – внимание – на этот факт и сделаем небольшое отступление, которое кардинально важно для правильного понимания и усвоения всего дальнейшего материала.

И, наконец, последний на сегодня Дательный падеж, [Dat.] отвечающий на вопрос “кому?, для кого? чему?, для чего?”, который имеет совершенно реальное ощутимое окончание -n, -in (Plotz, UT317), несомненно, связанное с окончанием падежа иллатив в финском языке, обозначающего движение к объекту или внутрь объекта, что можно, конечно, при желании считать варварски переосмысленными воспоминаниями о дательном падеже в том языке, на котором говорили далекие-далекие предки в мире, где солнце светило ярче, потому что было новенькое.Ударения это окончание не принимает, если только с его помощью не образуется дифтонг: falmain, "волнам"; иначе ударение переходит на предпоследний слог. Если слово заканчивается на , то при прибавлении к нему окончания дательного падежа -in -ë редуцируется, то есть, сокращается.

Пример фразы, включающей в себя все три изученных нами падежа и демонстрирующей порядок слов в словосочетаниях:

I lómelindë[Nom.] linda i lissë lirë [Acc.] i aranen [Dat.] nu i alda. [Acc.]
The nightingale sings a sweet song to the king under the tree.
Соловей поет прелестную песню королю под деревом.

Порядок слов определяется особым правилом: Правилом последнего склоняемого( UT317): В подчиненных словосочетаниях склоняется по падежу только последнее слово: Эльве_ Серому Плащу = Elwë Sinda Collon, то есть "Эльве" – без изменений, "Синда" – без изменений, а вот "Колло" – с падежным окончанием -n.

Из того, что прозвище в словосочетании “имя-прозвище” стоит на месте последнем, самом подчиненном, оттягивая на себя все падежное отношение, следует еще одно правило, которое я, правда, вывожу сам, не опираясь ни на кого: в словосочетаниях, обозначающих имя и прозвище, прозвище считается основным, а имя – второстепенным членом. Не как у нас: Боря кто (какой, который)? – Браин; Эльве который? – тот, Серый Плащ который; а: Браин кто? – Боря; Серый Плащ какой именно? – да тот, который Эльве. Это интересно, на мой взгляд.

Из Правила последнего склоняемого следует также и то, что последним словом в серии подчинения должно быть существительное либо местоимение, то есть то, что может принять падежное окончание. В Acc. cуществительное следует за прилагательным, хотя и не принимает окончания, потому, что окончание там было, только оно стало нулевым. В Nom. же окончания никогда не было, поэтому-то прилагательное может ставиться после существительного – и ставится, как мы с вами узнали в прошлом уроке:

I lómelindë varnë [Nom.] linda lissë lirë [Acc.] i sind'aranen
(= sinda aranen). [Dat.]
Brown nightingale sings sweet song to the silver king.
Бурый соловей поет сладкую песню серебристому королю.

Почувствуйте разницу и запомните навсегда. Только в именительном падеже, при именовании существительного, оно опережает прилагательное, вынося вперед свою суть. В остальных случаях имя существительное берет на себя тяжкую обязанность указывать падеж и отступает назад, отходит в самый конец серии согласования, пропуская яркое, но неспособное к такой работе прилагательное вперед.

Серией согласования же именуется непрерываемое перечисление однородных членов предложения. Вот она-то и должна кончаться существительным или местоимением в падежной форме:

nu Vardo luini tellumar
under Varda's (which?) blue (which?) domes
под Варды (чьими=какими?) синими (какими?) сводами


Но позвольте! – вскричит, скажем, какой-нибудь молодой толкиенист из города на реке Москве. – Ведь я же точно помню, да вот у меня и записано тут: "Vardo tellumar nu luini"!" Вы совершенно правы, отвечу я ему. Все дело в том, что не следует к эльфам подходить с человеческой меркой. Не следует ждать от них логики. В поэтической речи и это правило, в числе прочих, становится необязательным. Ведь и на родном нашем языке мы можем сказать: "Варды сводами под синими". Наше счастье, что в русском языке имеются крайне богатые возможности переставления (: инверсии) всего, что только можно, местами, не лишая фразу смысла, а вот конструкции эльфийского при этом гораздо лучше понимаются и запоминаются.

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Вторник, 08.07.2008, 13:53 | Сообщение # 9
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Глагол: наклонения глагола.


Естественным образом, раз в
Q есть глагол , в нем есть и наклонения глагола. Тут беда только в том, что какие это наклонения, мы точно не знаем, как не знаем точно и сколько их. Знаем мы только некоторые примеры, которые приводится в Книгах с объяснением значения их, либо достаточно прозрачны и вычислимы. По аналогии с хорошо, возможно, известным нам русским языком попробуем выделить три наклонения: изъявительное, повелительное и условное.

Изъявительное наклонение образуется путем присоединения к глагольной основе (“verb stem”) суффикса -a и, если надо, суффикса множественного числа -r:

tir-глагольная основа (начальная форма глагола) “смотреть”
tira – “смотрю, смотришь, смотрит”;
tirar – “смотрим, смотрите, смотрят”;

Скажу, кстати, забегая вперед, что будущее время образуется точно также, только -a заменяется на суффикс будущего времени -uva (мн. ч., соответственно, -uvar). Ударение, надо вам заметить, всегда падает на это -u-. То есть, наиболее смекалистые учащиеся уже сейчас, в обход программы, могут вывести, что

tiruva – “посмотрю, посмотришь, посмотрит”
tiruvar – “посмотрим, посмотрите, посмотрят”

Повелительное наклонение, во всех нормальных языках обозначающее приказание, повеление что-то сделать, вQ обозначается тем же суффиксом -a. Это своеобразно и несколько необычно для понимания. Когда эльф говорит "Tiralyë", то это может в зависимости от контекста означать и “Посмотри!”, и “Смотришь?”, и “Смотришь... Ну-ну.” А это, согласитесь, разные вещи. Кроме того, в Q, по-видимому, для повелительного наклонения не существует отдельного суффикса множественнного числа. То есть, оклик "Daro!" (что соответствует квенийскому "Nara!", ибо синдарское -o – это то же, что квенийское -a) в устах лориэнского пограничника мог означать и “Эй, вы, трое, стойте сюда оба!”, и “Стой, кто идет!”, и “Ой, кто стоит!” А ситуация, как мы помним, совсем не располагала к лингвистическим изысканиям. Видимо, только по контексту, а также по опыту, можно понять, что говорит эльф. Готовьтесь к непредвиденным трудностям и вообще – к неожиданностям. Ибо столь дивен есть эльфийский язык. А если кому-то это покажется неправдоподобно сложным, пусть он вспомнит совершенно конкретный ныне живущий и здравствующий финский язык, в котором вообще не разделяется настоящее и будущее время. И если финн говорит тебе "minä ajattelen", то вообще не знаешь, сказал ли он “я думаю” или “я подумаю”, не говоря уже обо всем остальном. Ну, по крайней мере, я не знаю.

Я разъясню, насколько сам понял, эту эльфийскую манеру высказываться. По-русски вошедший в трамвай контролер заявляет всем: “Пипл, коцайте талончики!” В устах же представителя Дивного Народа эта фраза прозвучит несколько по-другому, буквально: “Пипл, талончики коцаешь?!..” То есть, интонационно она должна находиться где-то между вопросом и утверждением, хотя по смыслу означает приказание. Это такая вот деталь, которая немало может сказать о психологии эльфа и его образе мысли. Если бы еще мочь ее понять!..

Я бы посоветовал всем, кто желает говорить по-эльфийски красиво и правильно, а главное, кто желает хотя бы попытаться думать по-эльфийски, без чего все равно, сколько не пыжься с тисовыми стрелами, сколько ни расшивай стекляшками хайратник и сколько ни распевай о кораблях и путеводных звездах, Другом Эльфов не станешь, потренироваться в правильном произнесении такой вот формы повелительного наклонения на своем родном языке в своей обычной обстановке. Нужно научиться очень точно угадывать это расстояние между вопросом и от констатацией факта, на котором у эльфов живет повеление.

Это, конечно, сложный момент, но не проще момент следующий. Должен вас огорчить. Образования в Q условного наклонения, соответствующего фразам типа “если ┘, то ┘”, мы не знаем. Даже, пожалуй, проще сказать, что мы об этом знаем. Мы знаем одну-единственную фразу:

Nai hiruvalyë Valimar;
Nai elyë hiruva┘
,

что JRRT переводит как

May be thou wilt find Valinor;
May be even thou wilt find┘
,

и что не может переводиться на русский иначе, чем кроме как:

Может быть, ты найдешь Валинор;
Может быть, именно ты-то как раз и найдешь┘

Со всеми остальными словами, кроме nai буквально со следущего урока нам с вами все будет ясно. С nai же мы попытаемся разобраться прямо сейчас. Переводится оно по контексту как “может быть”, и более никак. Сам JRRT в R59 и UT317 говорит, что по его мнению слово nai образовалось из модального ná и артикля i, имеющего ссылочное значение (примерно как “что, который”), и на аглийский может переводиться как be it that...; may it be that..., то есть: "будь так, что...; пусть бы было так, что...; да будет так, что...". В этом самом UT317 разъясняется, что сей строкою эльфийская царица с бурным и весьма темным для самого JRRT прошлым хотела выразить надежду, что Фродо удастся найти Валинор (а может быть, она это и предвидела слегка), смешанную с грустным сожалением о том, что ей туда путь, по-видимому, закрыт навеки. Но на самом деле, мне кажется, это скорее даже не надежда, а пожелание, смешанное с уверенностью в том, что оно сбудется. Согласитесь, что тут налицо какое-то очень сложное, непохожее на наше понимание эльфами реальности, если условность у них передается и выражается таким образом – пожеланием с оттенком уверенности в том, что оно сбудется. Не то у нас...

Еще кое-что: отрицание.

Мы знаем отрицательную глагольную основу UMU-, что переводится как просто “не есть”. Приблизительный аналог этомуанглийское to be + not или not to be, то есть “быть не” или “не быть” или – аналог чуть более точныйфинское ei + olla, что означает совершенно то же самое. Только в русском языке такой штуки нет – потому что давно уже нет и самого модального глагола-связки. Но, повторяю, это – аналоги только приблизительные, потому что тут речь не о модальном глаголе-связке с отрицанием, а о специальном отрицательном модальном глаголе, который самостоятельно, своим собственным неповторимым образом изменяется по времени и, наверно, еще чему-нибудь. В синдарине, о котором нам это доподлинно известно по источникам, это выглядит так:

Umin = "I am not" (LR396) (рус. "Я не" , на самом деле, что-то вроде “я несмь”; финск. "en")

Úmë = "I was not" (рус. "Я был не")

Еще об отрицании мы знаем, что для III л. ед. ч.:

ye = "is" (есть);

yeva = "will be" (будет);

úyë = "is not" (LR37) (не есть);

úva = "will not be" (LR37) (не будет).

Но тут мы вплотную подходим к темному и опасному лесу эльфийских модальных глаголов-связок, в который надо влезать уже основательно экипированным, не то недолго и лишиться рассудка. Поэтому сейчас я вам, как краевед, скажу, что мы знаем эльфийскую отрицательную частицунет” – ugu, gu. И знаем образованную от нее приставку ú-, обозначающуюне-”. Пример употребления: беседа двух гипотетических эльфов над гипотетическим же палантиром:

- Tiralyë? (- Ты смотришь?)

- Ugu. Ú-tiranyë. (- Не-а. Не смотрю.)

- A tira. Entira. (- А ты бы посмотрел. (или: "А ты посмотрел бы?" Или: "А ты посмотри, посмотри!")

Вот этим можно спокойно пользоваться. А остальное – потом.
Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Вторник, 08.07.2008, 14:09 | Сообщение # 10
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Местоимения. Приглагольные местоименные суффиксы. Эмфатические местоимения.

Как здесь, так и повсюду, я совсем не уверен в правильности тех филологических терминов, которыми пользуюсь. Специального образования на эту тему я не получал, а учился, по меткому замечанию классика, чему-нибудь и как-нибудь. Возможно, то, что я называю "приглагольным местоимением", называется на самом деле как-то совсем по-другому. В одной из книжек по грамматике древнеирландского, например, я встретил термин “инфигированные местоимения”. Термин мне понравился, но как-то показался слишком смелым. Я не очень-то этим заморачиваюсь, и вам не советую. Главное, чтобы вы понимали, что я имею в виду, и учились правильно и красиво говорить по-эльфийски. Человеческую лингвистику оставим тем, кто в ней сильнее. Опять же, любой помощи и любым коррективам я буду очень рад.

Согласно LotR, S и многим другим источникам, с местоимениями в Q дела обстоят следующим образом. Основой местоимения является некоторая совершенно конкретная местоименная согласная (или сочетание согласных), а форма местоимения в каждом данном случае определяется гласными, вокруг нее находящимися.

Здесь нужно сразу пояснить, что эксклюзивная форма местоимениямыозначает “только мы с тобой, тут присутствующие”, а инклюзивная – “мы все вместе взятые” (IE20). Проще говоря, эксклюзивную форму нужно употреблять тогда, когда ты знаешь и можешь перечислить всех, кого включаешь в свое "мы"; инклюзивная же форма хороша для переводов стихотворений Маяковского или каких-нибудь рок-поэтов современности, буде такое желание у кого-нибудь появится.

Кроме того, мы знаем, что в будущем времени

tiruvanyë (краткая форма tiruvan): "посмотрю" (I л.,. ед.ч.; буд. вр.)

Каждому вполне очевидно, что знаем мы об этом вопросе далеко не все, а даже гораздо меньше, чем хотелось бы.Мы не знаем совершенно, существовала ли в эльфийском языке разница междуон” и “она”; как звучало на этом языке “вы”; мы никакого представлени не имеем о том, как эльфы обращались с “оно”. Но мы будем строить догадки и предположения, опираясь как на здоровую интуицию, так и на знание языков, в других своих аспектах напоминающих эльфийский. В конце концов, до встречи с теми, кто мог бы прояснить нам этот вопрос, язык, на котором мы сможем общаться друг с другом не обязательно должен быть стопроцентным квенья. Хватило бы и двух третей, и даже половины настоящего квенья, лишь бы понимать друг друга и главную мысль.Для того же, чтобы не забывать, что настоящие эльфы, возможно, говорили совсем иначе, в своем учебнике я ставлю звездочку (*) перед словом, которое выводится из известных нам по аналогии или методами, предложенными JRRT; знак вопроса (?) перед нашими собственными измышлениями, которые на что-то опираются; и амперсенд (&) перед теми мыслями, которые порождены наитием, либо, как выражаются некоторые, кого мы не упомянем в нашем труде, "от балды" – то есть, от Валаров.

Мы ни разу не встречали какого-либо грамматического различия между мужским и женским родами в Q. Категория рода в нем, по-видимому, не столь сильна. [color=black]Род фигурирует только в именах собственных и словах, связанных с профессиональной деятельностью, занятием.Почему бы не предположить, что в[/color] Qпопросту нет разницы между “он” и “она”, в третьем лице, как в том же финском языке? Как только нам станет известна особая родовая форма местоимения третьего лица единственного (а равно и множественного – ведь во многих не-индоевропейских языках "они" мужского рода и "они" женского существуют раздельно) числа, я сразу же пересмотрю этот пункт, честное слово. А пока пусть будет так. Nai. В конце концов, ведь сказано: "and it is bodied forth in the choice of each, not made by the choice, even as with us male and female may be shown by the raiment but is not made thereby" (S23). И добавлено: "разница между Валаром и Валаршей иная, чем между мужчиной и женщиной, и поэтому многочисленые похабные анекдоты из валарской жизни мы отметаем как несуразные" ("Звирьмариллион", "О Валар").

Далее. Местоимениевы” в одних языках означает просто многоты”, собравшихся в одном месте, в другиходноготы”, но очень уважительного, а в третьихи то, и другое. К первым языкам относится финский и ирландский; пример второго я не нашел пока; из третьих скорее всех приходят на память русский и английский. По аналогии со всеми местоимениями, которые мы знаем, стоит предположить, что и это тоже символизировалось некоторой согласной. Зная эту согласную, мы с легкостью выстроили бы все остальные нужные нам формы его, пользуясь теми же правилами. Какая же согласная могла быть связана с местоимением второго лица множественного числа? По аналогии с теми согласными, соответствующими местоимениям множественного числа, что мы с вами уже знаем (-lm-, -lv-, -nt-), рискнем предположить, что и она была составной из двух, долгой и, видимо, носовой либо сонарной. Из имеющихся у нас пар -n-:-lm-, -n-:-lv- и -r-:-nt навряд ли можно сделать какие-либо более определенные выводы. Первое, что приходит в голову – -nd-. На нем же я решил и остановиться покамест.

Может быть, это местоимение существовало в незапямятные времена, а потом исчезло за ненадобностью. Может быть, оно редуцировалось по правилам, с которыми мы с вами познакомимся в дальнейшем, до &-nn- или даже просто до -n-, слившись по внешнему виду с местоимением “я”. В этом самом по себе еще нет ничего страшного, во многих языках какие-нибудь местоимения иногда сливаются. Мне лично импонирует та мысль, что в языке-то оно есть, только у JRRT его нет. Потому что – не понадобилось.

Никоим образом не вправе мы исключать возможность существования в квенья наравне с инклюзивным и эксклюзивным местоимением множественного числа для первого лица таких же форм и в лице третьем. То есть, могут существовать разные формы для обращения к своим оппонентам, если ты всех их видишь или по крайней мере знаешь, и если ты их представляешь себе достаточно общо и смутно.

И третий вопрос – местоимение неодушевленное. В русском языке нет для него особой формы; в английском же и, например, в том же финском – есть. В квенья оно есть тоже. В Книгах оно встречается довольно редко и только в краткой форме. Какой была полная, понять не представляется возможным. Остается только предположить, что у него вообще не было полной формы. В следующем уроке я разъясню, чем это для него чревато.

Итак, ценою невероятных умственных усилий мы заполучили еще:

?tiraryë: "смотрит" (она или он, неважно – III л. ед. ч.)

&tirandë: "смотрите (вы – II л., мн. ч.)

?tiras: "смотрит" (что-то такое, Бихолдер, например – III л., неодуш.)

Существует также в Q такая штука как эмфатические местоимения. Это местоимения личные, назывные. Они не склоняются. Примером их использования, по которому мы с вами будем гадать, для чего они применялись, нам служит уже знакомая фраза

Nai elyë hiruva...

которую JRRT переводит как

May be even thou wilt find...

то есть,

Может быть, именно ты найдешь...

Всякому понятно, что фразу эту можно перевести и через "даже ты", и через "как раз ты-то и", и таких вариантов может быть еще много, в зависимости исключительно от фантазии переводчика, его личного баланса чувства меры и чувства собственного достоинства. Суть же дела в том, что Галадриэль подчеркивает (emphasize) в своей речи "ты" – ей важно, что тем, кто найдет Валинор, будет тот, к кому обращена ее песнь, а не кто-то там, вообще, в пространстве. Что до меня, то мне представляется мне наиболее верным и лучшим приближением к оригиналу перевод “именно ты”.

Эта штука – эмфатическое местоимение – ставится перед глаголом, к которому тогда никакой местоименный суффикс не прибавляется. Значение ее в эльфийском языке и речи трактуется учеными зачастую весьма туманно. Вот какая мысль, в частности, пришла в голову мне, навеянная недавними размышлениями о Галадриэли и ее словам к Фродо по поводу Валинора. В эльфийских языках нам совершенно неизвестна частица, имевшая бы значение “только, исключительно”. Почему бы не предположить, что у этого эмфатического местоимения было еще и как раз такое значение? “Только” и “именно” – вещи весьма сходные друг с другом. То есть:

*enyë: даже/именно/только я ?elmë, ?elvë: даже/именно/только мы
elyë: даже/именно/только ты &endë: даже/именно/только вы
*eryë: даже/именно/только он/она ?entë: даже/именно/только они

К слову сказать, вполне возможно, что эмфатического местоимения для инклюзивной формы "мы" не существовало. Довольно трудно сказать "даже/именно/только" о тех, кого ты себе не представляешь воочию. Если уж эльфы пошли на то, чтобы ввести в свой язык такую форму, вполне вероятно, что проблемы, с нею связанные, немало их занимали; и в этой области, видимо, их мышлению свойственна особая щепетильность.

Равным образом из вышесказанного может следовать, что не существовало эмфатического местоимения для инклюзивной формы "вы" – если предположить, что существовала оная форма, для чего никаких оснований у нас не имеется. Да и было ли "вы" вообще? В языке одного из алеутских племен, по словам Теренса МакКенны, отсутствует местоимения "я"; отчего же "вы" должно существовать всегда и везде? Вовсе и не должно.

Зато, видимо, существовало что-то вроде *esyë, означавшее “только” там, где говорилось о чем-то неодушевленном настолько, что непонятно, как говорить о нем – "он" это или "она". Впрочем, подозреваю, что эльфы с их склонностью во всей природе видеть нечто одухотворенное и разумное, разговаривать со зверушками и птицами, камнями и деревьями, редко пользовались этой формой.

Еще раз повторю, что как переводить эмфатическое местоимение, например, elyë – “даже ты”, “и ты тоже”, “именно ты”, “только ты” и т.д. – личное дело контекста и ума каждого. ("Elyë Brút?!.." – quenier Tsésar...)

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Вторник, 08.07.2008, 14:17 | Сообщение # 11
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Еще два числа: мультиплексное и двойственное.

В рамках этого урока мы с вами снова ненадолго пока еще, но уже решительно оттолкнемся от привычных и знакомых большинству из нас ранее грамматических категорий и понятий и пустимся в рискованное, но необходимое свободное плавание по вещам дотоле неведомым и трудновообразимым. Пока что, повторяю, это только тренировка воображения и лингвистического языкового чутья. Мы еще ничего такого не делаем. Просто проходим нечто, ранее незнакомое и на первых порах кажущееся невозможно непонятным.

В русском языке имеется два числа имен существительных и прочих: единственное и множественное. Однако, представьте себе, это не все, что может случиться. В Q чисел не два, но четыре. Существует еще мультиплексное множественное число и число двойственное.

Мультиплексное множественное число означает, что предметов бессчетно много. Что их настолько много, что количество их уже переходит в качество. Один человек – это один человек, со всем, из него вытекающим. Когда их становится несколько, это уже кое-что. Но еще не очень-то. А вот когда людей много – значительно много – их количество переходит в качество, и они совершают революции, строят пирамиды или, например, устраивают ролевые хоббитские игры. Или взять комаров. Один комар – тьфу, плюнуть и растереть. Несколько комаров – тоже еще не бог весть что, и жить еще можно. Но когда они взлетают тучами из-под каждого куста и сплошь обсиживают каждый оголенный участок тела – это уже не просто комары, это грозная сила, и имя ей – гнус. Эта форма множественного числа комаров способна напрочь отравить существование. То есть, гнус и комары не есть одно и то же, хотя суть у этого явления одна – любят комары кусаться.

Вот эта разница и передается в Q особым суффиксом мультиплексного множественного числа – -li. По некоторым сведениям, этот суффикс как-то связан со словом “много”, но мы, к огромному нашему сожалению, не знаем доподлинно такого слова. В Plotz написано еще, что для торжественного письма употреблялась форма -lí; для простой же устной речи годилась и краткая гласная.

И еще одно число, которое есть в Q, но нет в современном русском. Это число двойственное. Согласитесь, что один человек – это одно, несколько человек – другое, много народу – третье, но два человека друг напротив друга в соответствующей обстановке – это совсем-совсем четвертое, особенно если эти два человека заняты общим делом. Кстати, если кто знаком с ивритом, хотя бы так же плохо, как я, так в нем есть остатки этой формы двойственного числа – суффиксы “-аим” и “-аот” вместо обычных “-им” и “-от” – об этом можно прочитать в "Грамматике иврита" профессора Соломоника. Есть и в русском языке двойственное число, но на уровне не грамматики, а лексики – это наши парные "ножницы", "санки", "очки" и "брюки".

JRRT говорит, что ранее, в древнем Q, который совсем недавно еще произошел от PE, эта форма обозначала просто два чего-то, но к Третьей Эпохе эту форму употребляли только в случае естественных природных пар: руки, ноги, глаза и т.д. Видимо, очень хорошие друзья тоже могли называть себя так – mellonet или mellot, ибо суффикс двойственного числа – -t, и происходит он от числительного at(t)a, "два". В L427 сказано, что для корней, оканчивающихся на -t (или, в S, на -d), использовался суффикс -ú.

Оба эти числа согласуются по форме обычного множественного числа.

Соответственно, для удобства и таинственной красоты своего учебника я ввожу в нем следующие сокращения:

единственное число (singular) – s;
множественное (plural) – p;
мультиплексное (multiplex) – m;
двойственное (dual) – d.
Для первых двух из трех уже хорошо известных нам падежей имеем (приложив некоторую фантазию):

s. p. m. d.
Nom. и Acc.
(Им. и В. п.)
falma
"волна" falmar
"волны" falmali
"множество волн" falmat
"две волны"
lóte
"цветок" lóti
"цветки" lóteli
"цветы" lótet
"два цветка"
elen
"звезда" eleni
"звезды" *eleli (*eleneli)
"множество звезд, звездное небо" *elenet
"две звезды"
Dat. (Д.п.) falman
"волне" falmain
"волнам" falmalin
"множеству волн" falmant
"двум волнам"
lóten
"цветку" lótin
"цветкам" lótelin
"цветам" lótent
"двум цветкам"
elenen
"звезде" elenin
"звездам" *elelin, *elenelin
"множеству звезд, звездному небу" *elenent
"двум звездам"

А в предложении это выглядит, например, вот таким образом:

s: Má ninquë tana collo.: "Белая рука шьет [делает] плащ."

p: Már ninqui tanar collor.: "Белые руки шьют плащи."

m: Máli ninqui tanar colloli.: "Белые руки (вообще, обычно) шьют плащи."

d: Mát ninqui tanar collo(-r, -li).: "Пара белых рук шьет плащ(-и или вообще какие-то плащи)."

Примечание, которое несколько сбавит нашу радость и гордость по поводу того что и это оказалось нам по силам: совершенно неизвестно, как выглядят в мультиплексном множественном числе существительные, оканчивающиеся на согласную; то же слово elen, "звезда", хотя бы. Есть три варианта. Первый – предположить, что такие слова (я все больше склоняюсь к тому, чтобы выделить их в самостоятельное третье склонение Q, и только уважение к авторитетам, которые занимались этими вопросами гораздо раньше и больше меня и не стали этого делать, меня сдерживает) вообще не имели мультиплексной формы. По-моему, это слишком смелое преположение, и оно очень мало похоже на правду. Вариант второй – контрактура, то есть отбрасывание последней согласной. Но вполне возможно, что тогда слова начнут путаться между собой: eleli как мультиплексное число от elen невозможно будет отличить от eleli как обычного множественного числа от какого-нибудь &elelë, которое вполне вероятно, что тоже существует, и вполне вероятно, что означает что-нибудь тоже очень важное, но совершенно другое. И вариант третий, самый правдоподобный на мой взгляд – что после конечной согласной корня вставлялось -e-. Но это неминуемо вызовет сдвиг ударения: ?eleneli, ?elenelin.
Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Среда, 09.07.2008, 13:09 | Сообщение # 12
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Личные местоимения косвенного дополнения.

А вы уже, небось, подумали, что с Q-скими местоимениями мы уже все? Что вы, самое интересное еще впереди!

Когда местоимение является дополнением и обозначает, на кого или на что направлено действие, оно присоединяется к глаголу, к которому уже – в виде подлежащего – прицеплен один местоименный суффикс, своей характерной согласной. Такая же штука, насколько мне известно, существует в классическом древнееврейском (он же иврит) и, надо думать, немало где еще. В иврите, например, это выглядит так: “ра'ит-и-ха”="видел-я-тебя"; “йир'-у-hо”="увидят-они-его"; “ра'и-та-ни”="видел-ты-меня". В Q мы знаем такие выражения:

lait -uva -lme -t
славить -будем -мы -их

и

Utuvie -nye -s
Нашел -я -это (-его)

Как мы помним, первой фразой благодарные жители Цитадели величали достославных хоббитов в конце той части истории, которая известна нам; вторую же произнес Арагорн, найдя в близлежащих горах самосадный отросток Белого Древа. То, что я здесь не объясняю незнакомых корней – не обращайте внимания, объясню впоследствии.
То есть, в общих чертах понятно, что к глагольной основе после суффикса времени добавляется суффиксальная согласная того местоимения, которое является прямым дополнением – субъектом глагола, его действующим лицом – потом говорится -e-, а потом ставится суффиксальная согласная того местоимения, которое является дополнением косвенным, объектом приложения действия глагола.

Здесь мы имеем дело с нормальной формой эльфийского местоимения – прицепной к глаголу. Имелась же и не вполне нормальная – обозначавшая, видимо, усиление, подчеркивание – эмфазис – или наоборот, об этом трудно судить – отцепная, катившаяся рядом и вроде бы сама по себе. Выглядело это, например, так:

A laita te!
(О,) слава им

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Среда, 09.07.2008, 13:21 | Сообщение # 13
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Имя существительное: Родительный падеж.

На этом уроке мы с вами отдохнем от сложных и невразумительно изложенных материй предыдущих уроков. Здесь все будет довольно просто и понятно. Я надеюсь.

Родительный (Genitive) падеж в Q выражается так:

I склонение:
Им. П.
Nom. Р.П.
Gen.
s. s. p. m. d.
falma
"волна" falmo
"волны" falmaron
"волн" falmalion
"множества волн" falmato
"двух волн"
valië
"Вала" (ж.р.) *valio
"Валы" *valiéron
"Вал" *valiélion
"всех Вал" (как таковых)
("множества" тут не скажешь, их всего было семь) *valieto
"двух Вал"
Noldo
"нолдор" Noldo
"нолдора" Noldoron
"нолдоров" *Noldolion
"Нолдора" (как народа) *Noldoto
"двух нолдоров"
Ainu
"Айнур" *Aino
"Айнура" (одного) *Ainuron
"Айнуров" (каких-то) *Ainúlion
"Айнура" (как рода сущностей) *Ainuto
"двух Айнуров"

II склонение:
Им. П.
Nom. Р.П.
Gen.
s. s. p. m. d.
lótë
"цветок" lótëo
"цветка" lótion
"цветков" lótelion
"цветов" lóteto
"двух цветков"
elen
"звезда" *eleno
"звезды" *elenion
"звезд" elenion, *elenelion
"множества звезд"
*eleneto
"двух звезд"

Здесь, немного отвлекаясь от темы, благо материал позволяет, замечу, что в нашей речи создалась уже давно дурацкая традиция обозначать объект единственного числа эльфийским множественным числом: один валар, майар, айнур, нолдор – и, соответственно, многочисленные валары, нолдоры, майары и, почему бы и нет, даже айнуры. Между тем сие с точки зрения правильного Q есть чушь кромешная. Единственное число от этих слов – вала, майа, нолдо и айну. Повелось это поветрие, видимо, от первых переводчиков “Сильмариллиона”, и сильно прижилось: в русском языке обращение с правильными формами этих существительных становится крайне неудобным и неблагообразным; очень чужеродными начинают выглядеть эти слова, чего никому, понятное дело, не хочется. Толкиен не мог этого учесть. И вовсе не должен был. Наш язык и его требования – это наша собственная проблема. Но, как бы там ни было, это все же не повод к такому грубому искажению сути. Требуется компромиссный вариант, и я порекомендовал бы следующий : если речь идет о классе существ, об общности их, о несчетном или не считаемом их количестве, то есть, употребляется мультиплексная форма, то я пишу, допустим, “Нолдор” – с заглавной буквы и склоняя по правилам единственного числа (ровно как в Ветхом Завете пишется “Израиль” в значении “народ Израилев, израильтяне”, или как название “русь”, “татарва”, “мордва” или “чудь” употребляется в единственном числе, имея в виду всех или очень много русских, татар и представителей соответствующих финно-угорских народностей); если же известно, сколько именно этих самых вышеупомянутых принимает участие в действии, или имеет значение каждый из них, или же просто они рассыпались так мелко, что неудобно рассматривать их как общность и совокупность, я пишу – “нолдоры”, с прописной буквы и во множественном числе. Это помогает почти везде; только относительно валаров я еще не выработал определенного стандарта. То они у меня выступают всей общностью какого-то такого среднего рода, и не склоняются (“люди, верные Валар”), то воспринимаются, как единое целое навроде народа (“и решил Валар”) и склоняются в единственном числе, то, если фигурируют одновременно Валы и мужского, и женского рода (то есть, конечно, "Валар" и "Валиэр"), приходится писать “Валары”... В общем, вариантов полно, а толку нет все равно.
Если слово заканчивается на гласную -a или -u, то к ней откровенно добавляется -o. То же самое – если слово заканчивается на согласную или нашу любимую конечную гласную -ë. Окончание -ië изменяется вроде бы на -io, но примеров этого у нас пока нет. К любому суффиксу множественного числа добавляется -o или -on.

Что касается ударения: суффикс, добавляющий слог в конец слова, сдвигает его ударение. Иногда это обозначается тем, что над ударной гласной ставится значок долготы – "андайт", andaith, упомянутый в справочнике “Мир Толкиена” от Гиль Эстель:

– A vanimar, vanimálion nostari!
– О, Дивные, многих дивных родители!..

– говорит задумчиво старый энт как бы про себя, а вроде бы и Гэндальфу где-то посреди "Двух Твердынь".

Однако, Нэнси Мартч пишет, что произношение при постановке этого андайта не меняется. Как так не меняется? Видимо, меняется, но не очень ощутимо. Кстати, она же там же сообщает, что в PE последняя гласная – всегда долгая, а в Q – краткая. Не знаю, откуда у нее такая информация.

Добавление суффикса изменяет также ударение и в словах с -ië на конце. На -i- в дифтонге -ië ударение никогда не падает. Ударение принимает -e-, что отмечается значком долготы "андайт" или удвоением следующей за ней согласной: *valiéron – "многих валиэ" (то есть, буквально, представительниц Валара женского рода); Alatariello – "Галадриэли" (кого?).

Несколько примеров (слово в родительном падеже подчеркнуто):

hisië untúpa Calaciryo míri
mist covers Calacirya's jewels
туман скрывает Калакирьи (драгоценные) камни

(I489, R59);

Vardo nu luini tellumar
Varda's under blue domes
Варды под синими сводами

(R59);

Aiya Eárendil Elenion Ancalima
Heil to Earendil of many stars the brightest
Да здравствует Эарендил, (из) многих звезд ярчайшая

(II418, L385);

An si ... Varda ortanë máryat Oiolossëo ve fanyar
For now ... Varda have risen hands (-her-two) from Oiolosse like clouds
Ибо вот ... Варда простерла свои руки (ее две) с Ойолоссэ словно облака

(I489, R59)...


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Среда, 09.07.2008, 13:25 | Сообщение # 14
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Безличные местоимения.

Что касается безличных местоимений, то мы знаем из них твердо два. Вопросительное man, аналогичное русскому “кто?; что?”, и ссылку i, соответствующую “тот, кто; то, что”. Примеры – пожалуйста:

Si man i yulma nin enquantuva?
Now who the cup to me will refill?
Ныне кто кубок мне наполнит (вновь)?

Ну, или, не столь буквально, "кто у нас нынче за капельмейстера?", как говаривали одно время в наших краях. То есть, “кто” – как вопрос. А вот во фразе:

i Eru i or ilyë mahalmar tennoio...
The One (Eru) who is upon all thrones forever...
Тот Один (Эру, понятное дело) кто над всеми тронами вовеки...

(UT305, 317) “кто” – это уже ссылка, указание. Поэтому – i.
Пожалуй, чтобы мало-мало вас развлечь, скажу вам, что, по моему мнению, вы уже должны были стать достаточно круты, чтобы со словарем прочесть и перевести нижеследующее стихотворение (автор неизвестен; честное слово, не я). В качестве домашнего задания я порекомендовал бы положить его на музыку распевать во все горло для вящего проникновения в эльфийскую психологию, сознание и образ жизни.

- A Soron, Soron,
tiralyë palan;
kenalyer?

- Kenanyë tauri,
i luini néni,
i laurëa hisië;
Ú-kenanyer.

- A hwesta, hwesta,
hlaralyer?

- Hlaran i lassi,
i lintë néni;
i rokkor nu aldar
ar lissi ómali.
I rimbë tula.

- A Soron, entira!

- Si kenanyet!
Sindë rokkoli
ar vanim'Eldali,
collor sindë,
ar i ninquë tári.

- A laita le, Soron!
Linduvalvë an Undomiel!
Laituvalver...

Ну, и так далее.

I quettar:
alda
большое дерево
Elda
эльф
entir-
интенсификатив от tir-, см. далее
hisië
туман, дымка
hlar-
слышать
hwesta
ветерок, ветер
ken-
видеть
lassë
не помню
laurëa
золотистый
lintë
не помню
lissë
сладкий, приятный
luin
синий
nén
вода
ninquë
белый
óma
голос
palan
даль, далеко
rimbë
множество народа
rokko
конь
soron
орел
taurë
лес
tul-
приближаться, двигаться по направлению к тому, о чем речь
Undomiel
Ундомиэль
vanima
дивный ("fair")


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Среда, 09.07.2008, 15:06 | Сообщение # 15
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Имя существительное: Местные падежи.

Местные падежи – это падежи, указывающие на отношение объекта к месту. Привязывающие его к местности и движению по ней, так сказать. Впрочем, применительно к Q, местность может состоять не только из пространства, но также из времени. А также и из кое-чего еще, о чем попозже.

Первый местный падеж, который мы изучим, по латыни именуется аллативом (All.), по-русски же – входно-местным. Судя по названию, обозначает он движение к чему-то и направленность на что-то. Образуется он посредством суффикса -nna (в прочих числах соответственно -nnar (p.), -linna® (m.), -nta (d.)) (Plotz). То есть, конкретно вот так:

Им. П.
Nom. All.
s. s. p. m. d.
lótë
"цветок" lótenna
"к цветку" lótennar
"к цветкам" lótelinna®
"к цветам" lótenta
"к двум цветкам"

Рекомендую обратить внимание на то, что в случае мультиплексного числа суффикс множественности -r может опускаться – право же, достаточно суффикса мультиплексности -li, уже говорящего о множественном числе. Впрочем, зачастую он и не опускается – Валар весть, для каких надобностей.

Ну, а попав туда, куда направлялся, видимо, надо там хотя бы слегка побыть. Такой пребывательный падеж именуется по латыни инессивом, эссивом или локативом (Loc.), а по-русски – внутренне-местным. Смысл этого названия также вполне прозрачен. Образуется этот падеж с помощью суффикса -ssë (-ssen, -lissë/en, -tsë). Естественно, что раз один суффикс множественности в случае мультиплексного числа уже стоит, то второй может и опускаться. Но может и не опускаться, вы же понимаете.

И, как следует в где-то там посидев, наступает рано или поздно пора оттуда и убираться восвояси. Эта направленность действия передается падежом аблативом (Abl.), или же исходно-местным. Его суффикс – -llo (-llon, -lillo(n), -lto). Вот, собственно, и все дела. Теперь осталось разобраться с тем, как же эти суффиксы присобачиваются к основам слов. Вопрос это непростой и важный. Вы ж, опять же, понимаете.

Во втором склонении основа слова оканчивается на согласную. Как мы с вами, надеюсь, помним из первых уроков – что до меня, впрочем, то я лично уже забыл, в каком из них это было – этими согласными могут быть -l, -n, -r, -s, -t. Так вот, в этом случае между этой согласной и суффиксом, начинающимся, как видит каждый, наделенный глазами, тоже с согласной, вставляется -i- (M221-2). Это как бы краткая форма, потому что существует еще полная – в которой в единственном числе между основой и суффиксом может вставляться -e-, а во множественных -í. Все это я сам не проверял и вообще не задумывался на эту тему, а списал подчистую с Нэнси Мартч, так что не обессудьте. Давайте лучше рассмотрим эти дела на примере слова mindon, "башня".

Краткая форма: *mindoninna mindoninnar (M222) *mindoninta
Полная форма: *mindonenna mindonilinnar (M222) *mindonenta
к башне к башням к двум башням
Вообще, знаете, я что подумал тут и решил, пока вы предавались сладким воспоминаниям? Давайте считать, что краткая форма использовалась в разговорной речи, а полная – в письменной. Пока не поступит других указаний, останавимся на этом. И перейдем к рассмотрению других вещей.

В сочетании основы второго склонения и суффикса местного падежа применялась частенько и такая штука, как контрактура, то есть съедание одной из сочетающихся согласных либо замена двух их на одну третью. Это случалось как в единственном, так и во множественных числах.

Оговаривается также, что согласная -m требовала для этой связки какую-нибудь гласную. И требуемое получала.
слово кончалось на... ...и в сочетании с суффиксом падежа... ...превращалось в...
-en All., Abl. -e-+ суффикс
-(гласная)+-n All. (м. б. также Abl.; примеров нет) (эта гласная) + суффикс
-l Abl.; примеров нет (?) + суффикс
-s Loc.; примеров нет (?) + суффикс
-r, -t примеров нет -e/i + суффикс
Некоторая трудность возникает, если основа оканчивается на гласную. Пример – слово eleni, "звезды". Как сказать, допустим “со звезд”? На этот счет в M222 имеется указание, подтвержденное в "Beyond Brew" No III.86 самим Cristopher'ом Tolkien'ом: elenillor. Сим и будемте руководствоваться. Когда такие люди высказываются, им можно и нужно верить.

Но не кончается на этом то, что нужно нам уяснить в ходе этого урока. Ударение – вот о чем еще нужно сказать. Было уже говорено, что удвоенная согласная сдвигает ударение на слог, стоящий перед ним: falma и falmalinnar, falmanta. Это надо помнить.

А теперь поговорим о порядке слов. То есть, даже не поговорим, а просто я покажу, а вы срисуете. Фраза эта довольно широко известна и покорила сердца многих. Немало переводчиков сломало над ней свои копья:

Elen síla lúmenn' omentielvo! (All.)
Звезда светит на час нашей встречи.

(I119)

В аллативе (в/на кого? в/на что?) стоит слово lúmë, “час”. Последним же склоняемым является слово omentielvë, “встреча- наша”, стоящее в генитиве (кого? чего?). После долгих раздумий я решил: потому, что оно завершает серию склонения и подчинения: светит – на что? ->- на час – чего? ->- нашей встречи.

Еще примеры употребления местных падежей в предложениях и словосочетаниях:

I hárar mahalmassen (Loc.)
Те, что сидят на престолах

(UT305, 317)

Alatariello nainië Lóriendessë (Loc.)
Галадриэли плач в Лориэне

(R58)

(Заметьте, что Lórien, но – Lóriendessë)

Man tiruva rákina kirya ondolissë mornë (Loc.)
Кто увидит разбитый корабль средь черных камней

(M222)

("средь камней" вместо "на камнях" – потому что очень много этих камней, не ondoressë, а ondolissë.)

И еще одно крайне полезное свойство эльфийского языка, немало эксплуатировавшееся JRRT: суффиксы местных падежей запросто могут быть использованы как словообразующие элементы. Естественно, что получающиеся при этом существительные имеют соответствующие смысловые значения. Как пример приводятся следующие реально существующие слова, которые я предположительно буквально перевожу так:

Elenna (S327) – "К-Звездам", Starwards, сиречь Нуменор;
falassë (S358) – "Где-Волны", то есть, побережье;
kelussë (UT426) – "Где-Течет", пойма или русло;
Lótessë (III483) – "Где-Цветет". Не помню, где это в “Возвращении Короля” упоминается.
Указывается, да, в общем, и наблюдается, что правило это из местных падежей относится только к аллативу и локативу, а в случае аблатива для словообразования эльфы предпочитали употреблять предлог et-, имеющий значение `out' – “из, от”. Слово ehtelë (S eithel), "spring, well", т.е., исток, источник (S360), означает буквально “откуда-вытекает”, и происходит от et- + kelë, "out + flow". Равным образом синдарское ethir, "outflow, mouth" – "устье, дельта", происходит от et- + sír, тоже "outflow", но от синдарской формы глагола síre, "течь" (S364). Отголосок этого принципа многие видят также в древнеквенийском слове Ekkaya, означавшем Outer Sea – Внешнее Море, великий Океан, обтекающий все континенты (оба известных эльфам в древности) и простиравшийся некогда за Валинором до Стен Мира, Океан, глубины которого измерил только Ульмо, Живущий в Глубинах, измерил, да нам об этом ничего не рассказал.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Среда, 09.07.2008, 15:10 | Сообщение # 16
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Личные местоимения в дательном падеже.

Поскольку состав алфавита Q разительно отличается от русского, равно как и по ряду других причин, мы не можем сказать, что узнаем когда-либо Q "от А до Я". Что же мы можем сказать? По окончании этого урока мы сможем с полной уверенностью произнести, что знаем Q от “Я” до “Мне”.

Ибо как звучит по-эльфийски “мне” мы знаем. Мы знаем это все из той же незабвенной песни Галадриэли, которая здесь у нас цитируется с указанием R58-9. Конкретно из этой ее пронзительной строчки:

Si man i yulma nin enquantuva?
Now who the cup to me will refill?
Ныне кто кубок мне наполнит ?

Вот и именно оно. “Мне” на Q звучит как nin.
s. p./m./d.
I л. nin ?min
"to us" – "нам" (экскл.)
"to me" – "мне" ?vin
"to us" – "нам" (инкл.)"
II л. *lin &nin
"to thee" – "тебе" "to you" – "вам"
III л. *rin *tin
"to her/?him" – "ей/?ему" "to them" – "им"
Неодушевл. ?sin ?
"to it" – "этому (неодуш.)"

То есть, основной принцип высвечивается следующий: местоименная согласная + -i- + -n как падежная согласная дательного падежа.

Что касается местоимения множественного числа второго лица, которое, если вы помните, придумал я сам несколько уроков назад, а значит, должен отвечать теперь за то, чтобы оно было полноценным местоимением, а не так, что “мы его нарисовали, только и всего”; так вот, вариант &nin представляется мне наиболее правдоподобным, так как не начинаются квенийские слова ни на d-, ни на -nd.

Порядок слов в предложении, имеющем в себе подобное местоимение, нам неясен. Возможно, в вопросах оно стоит перед глаголом, может быть, стоит оно перед ним и в утверждениях. Дело в том, что примеров мы имеем только четыре, и в двух примерах из трех в S стоит оно перед ним, а в Q-ском примере (LR72) – один раз, но после. И во всех случаях это была поэтическая речь, для которой, как мы знаем, верно лишь одно правило – что никаким правилам она не подчиняется. Так что, скорее всего выглядело это как-то так:

I aivë lirë tin linduva
Птица песню им споет

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Среда, 09.07.2008, 15:29 | Сообщение # 17
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Еще масса полезных сведений о местоимениях.

1. Притяжательные местоимения.
Притяжательные местоимения в Q, как и во многих языках – в иврите, в финском, во многих, короче – существуют в виде суффикса, присоединяющегося к существительному перед суффиксом падежа согласно правила склонения серии отношений – правила последнего склоняемого. Выглядят же они так:

s. p./m./d.
I л. -nya ?-lma
"ours" – "наш" (экскл.)
"mine" – "мой" *-lva
"ours" – "наш" (инкл.)"
II л. ?-lya &-nda
"thy" – "твой" "yours" – "ваш"
III л. *-rya *-nta
"her/?his" – "её/?его" "theirs" – "их"

Из того, что мы не знаем у неодушевленных личных местоимений полной формы, делается (мною) несколько неожиданный вывод: у неодушевленных объектов, по-видимому, не существовало притяжательного местоимения – им отказывалось в праве на какую-либо собственность. Вывод этот не менее логичен, чем многие тут у меня, хотя чрезвычайно низкий уровень логичности в этом учебнике уже был, наверное, с прискорбием отмечен читателем. Но дело в том, что притяжательное местоимение, как нетрудно заметить, выглядит почти так же, как и личное, только гласная меняется с -e на -a. Если не было того, то, наверно, нет и другого. Неоткуда ему взяться. Да и по смыслу это можно объяснить, если чуть напрячься. Наверно, отношение к неодушевленному предмету задается через родительный падеж или через прилагательное: “мой сын” – говорится через местоимение, выглядит “сын-мой”, что по-эльфийски звучало как *yendenya, onya (UT ("Aldarion and Erendis")), senya (UT (ibid)), а вот, к примеру, муж стрекозы по отношению к стрекозе так и не станет никогда “мужем-ее”, а останется “мужем стрекозы” либо “стрекозиным мужем”, безо всякого местоимения, если только не было в Q какого-нибудь специального термина типа “стрекозел”. Неодушевленным существительным иметь притяжательное местоимение не положено: как не могут предметы чувствовать и думать, так не могут они и обладать чем-либо.

Если основа слова заканчивается на согласную, что, в общем-то, нередко, то между этой согласной и притяжательным местоимением вставляется -i-. Пример – Atarinya, “отец-мой” (UT186).

Склонялись эти штуки так, как и подобает словам, заканчивающимся на -a и имеющим суффикс множественного числа -ar, то есть совершенно аналогично существительным первого склонения. Рассмотрим склонение притяжательного местоимения от личного местоимения I лица ед. ч. м.р. – попросту "я":

Падеж s. p. m. d.
Nom., Acc. -nya
"мой" -nyar
"мои" -nyali
"мои многочисленные" -nyat
"мои два"
Dat. -nyan
"моему" -nyain
"моим" -nyalin
"моим многочисленным" -nyant
"моим двум"
Gen. -nyo
"моего" -nyaron
"моих" -nyalion
"моих многочисленных" -nyato
"моих двух"

Еще один момент, забыть о котором нельзя: сдвоенный согласный в суффиксе сдвигает ударение на cлог, стоящий перед ним. Я уже устал об этом напоминать и надеюсь, что это давно уже не нужно делать.

2. Самостоятельные личные притяжательные местоимения, обычные и эмфатические.
Как нетрудно понять из названия, это – аналоги русских слов “мой", "твой", "ихний” и т.п.
Соответственно, в Q существует еще и эмфатическая, подчеркнутая форма этих местоимений. В сущности, это – то же самое, но с восклицательным знаком. Все, что мы говорили в Девятом уроке относительно того, как переводить эмфатическую форму личного местоимения (“именно ...”, “как раз ...”, “...-то и”), справедливо и относительно местоимений притяжательных. Надо сказать, что свидетельств наличия такой формы в Книгах нет. Это тоже такая бяка-закаляка кусачая, и мы тоже сами из головы ее выдумали. Однако выдумали по всем правилам: поскольку -e- – гласная, образующая самостоятельное эмфатическое личное назывное местоимение типа elyë, "even thou", “даже ты; и ты!..; именно ты”, то почему бы, заменив окончание с -ë на -a, дающее притяжательность, не получить elya, "even thy" – “даже твой; и твой; именно твой”? В свою очередь, выбор гласной -i- для неэмфатической формы диктуется тем, что для присобачивания суффикса притяжательного местоимения к основе, оканчивающейся на согласную, вставлялась между ними -i-; так вот, поэтому мы и ставим i во главу этого угла.
s. p./m./d.
I л. ?inya ?ilma
"ours" – "наш" (экскл.)
"mine" – "мой" ?ilva
"ours" – "наш" (инкл.)"
II л. ?ilya &inda
"thy" – "твой" "yours" – "ваш"
III л. ?irya ?inta
"her/?his" – "ейный?евонный" "theirs" – "ихний"

Вы уж извините, что пользуюсь такой грубой разговорной нелитературной формой типа “евонное” или “ихнее” – но эта форма является прямым аналогом того, что мне нужно было выразить. Так что, это я чтобы в заблуждение не вводить, а вообще я знаю, как правильно и грамотно.

Самостоятельного притяжательного местоимения от местоименного суффикса неодушевленного, по моему глубокому убеждению, не существует, так же как не существует и самого притяжательного местоимения от неодушевленного. Надобно здесь будет пользоваться родительным падежом: “кого?”, но – чей?”

Все эти слова, полученные нами выше, склоняются, как и положено, по первому склонению. Кстати, это касается и образования от них множественного числа – вдруг вы не поняли?

3. Указательные местоимения.
В плаче слезоохотливой Галадриэли знаем мы такую строчку "...yassen tintillar i eleni", что означает “там, где трепещут звезды”. Вот оно – это yassen, “там, где”. На английский язык это слово переводится как "wherein". Построение этого слова таково: yassen = ya- + -sse + -n. -sse – как мы знаем, суффикс падежа локатива, отвечающего на вопрос “где? в чем?”. -n добавило нам множественное число существительного в этом падеже. Осталось необъясненным ya-. Предполагаем, что *ya- – это такая частица указательного местоимения, образующая таковое с падежными окончаниями соответствующих падежей; переводить же ее конкретно можно приблизительно как “что/кто, который”. Это предположение частично подтверждается и словцом yar из “yar i vilya anto miqilis” (Nieninquë, “A Secret Vice”, M215-6), обозначающим “(та,) кому, которой”. Мне думается, что -r, присоединенное к ya- здесь, происходит от местоимения "она/&он". А есть еще другое указание: ya = "there, of time, ago", то есть “там, тогда”, а yassë = "once upon a time", “однажды” – это в LR399, хотя неоднократно говорится, и всем в общем-то известно, что это ранние, не пересмотренные работы, и пользоваться ими нужно крайне осторожно.

В общем, постановим, что *ya – такая особая частица, которая обозначает “кое-кто, кое-что”, и в сочетании с падежами образует указательное местоимение, отвечающее на вопрос падежа.

Nom., Acc. *ya who/which
тот, &(тот, кто/то, что)
Dat. *yan ?whoto
тому, кто/что
Gen. ?yo ?whereof
того, кто/что
All. *yanna whereto
к тому, кто/что; в того, кто/в то, что
Loc. yassë wherein
в том, кто/что
Abl. *yallo wherefrom
из того, кто/что; от того, кто/что

Но это, представляется мне, только первый смысловой пласт этих местоимений – ответ на прямой вопрос падежа. Имеются же и другие пласты – на их наличие нам очень явно намекается.
Второй пласт – это пласт пространственный – географический смысл местных падежей. В нем мы получаем еще такие варианты:

All. *yanna thence
туда, куда
Loc. yassë where
там, где
Abl. *yallo whence
оттуда, откуда

Здесь же, прибавив к английским вариантам перевода словечко -fore, мы получим третий смысловой пласт – причинно-следственный.

All. *yanna thereof
?поскольку, так как, исходя из того, что
Loc. yassë ?thus
?таким образом
Abl. *yallo therefore
?следовательно

Вы уж меня извините, но представить себе и найти более точный аналог причинно-следственному аспекту локатива я не смог. Может быть, ваше филологическое воображение окажется более мощным.

И, что самое интересное и маловообразимое, не исключено, что что-то аналогичное существовало и по отношению к другим, не только этим трем местным, падежам! Но тут уж, вспомнив Пушкина: “Воображайте, воля ваша, я не намерен вам помочь”. То есть, не способен, если честно. Дивный Народ, что поделаешь!

И четвертый пласт, на который указывают нам вышеприведенные примеры – пласт отношения ко времени. Здесь налицо тоже аналогия с финским языком, который JRRT весьма уважал и любил, и после знакомства с которым, собственно, и начал выдавать Q. В этом и ему подобных языках вопрос “откуда?” идентичен по форме вопросу “с какого времени?”, а вопрос “докуда?” и вопрос “доколе?”, выражаются одним и тем же падежом. Так вот, попробуем представить себе нечто подобное и в Q.

All. *yanna until
до тех пор, пока
Loc. yassë during
в то время, как
Abl. *yallo since
с тех пор, как

В общем, здесь мне трудно еще что-нибудь добавить, кроме повторения того, что, как мы уже договорились в самом начале, каждый волен вводить в свою квенью любые элементы, которые он в состоянии понять и объяснить потенциальному собеседнику. Если, конечно, они не противоречат тому, что писал сам Профессор. Мы можем добавить к его пониманию его мира все, что угодно, но не можем же мы что-то из него изъять? По-моему, так, как говорил Винни-Пух.

Вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Четверг, 10.07.2008, 15:35 | Сообщение # 18
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Глагол: спряжение. Инфинитив. Перцептативные глаголы.

Дело в следующем. Q-ский глагол, как во всяком нормальном флективном языке, к каковым, без сомнения, относится Q, имеет основу и изменяемую часть – суффиксы.
Перед суффиксом конечная гласная глагольной основы отбрасывается: lanta- "падать" – lantuva "упадет".

Неопределенная форма (инфинитив) глагола представляет из себя просто глагольную основу без окончания. От упомянутого нами глагола lanta- "пад-" инфинитив будет lanta – что делать? – "падать". Lanta-ránar в M214-5 переводится как in-the-moon-falling – очевидно, "на заходе луны" (?).

И, вероятно уже заинтриговавшие вас, перцептативные глаголы. Перцептативными глаголами я назвал глаголы, связанные с чувственным восприятием – то есть, глаголы со значением “видеть”, “смотреть”, “слышать”, “слушать”; может быть, "помнить", "вспоминать", "предвидеть" и "предчувствовать"; а также, наверное, и “знать”, “думать”, “чувствовать”, “ощущать” – если бы мы знали, как они звучат на Q. Если вместе с таким глаголом употребляется инфинитив в конструкции “кто-то ощущает/осознает/воспринимает, как что-то имеет место происходить”, или, по-английски и более вразумительно “somebody senses something doing something”, где в инфинитиве находится это самое doing, то к основе этого глагола спереди добавляется a-. Вот пример, который всем всё объяснит. Man kenuva lumbor ahosta?
Who will see clouds gathering?
Кто увидит(, как) тучи собираются?

– в буквальном переводе "Кто увидит тучи собираться?", то есть “кто увидит, как тучи имеют место собираться?”, что более дико выглядит, но, кажется, несколько дидактичнее. Можно переводить еще как “кто увидит тучи собирающимися” – не в этом, конечно, случае, мы же не идиоты, но вообще – иногда можно.

Я подозреваю смутно, что аналогичный момент унаследовали от эльфийского причастия прошедшего времени в старом английском языке; скажем, "Кентерберийские рассказы" Чосера просто пестрят глаголами навроде y-lyke, y-wis, y-seyn и y-nowe*. Эта форма дожила вполне неплохо и до наших дней в английской поэтической речи: "As I was a-walking to Derrydown Fair...", "...and said that me wife is a-fadin' awa...", и т.д. Кристофер Толкиен говорит, что поначалу добавлялось даже ná-, видимо, от модального глагола, а потом уже оно превратилось в a-. Это, безусловно, важное и интересное замечание.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Четверг, 10.07.2008, 15:43 | Сообщение # 19
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Глагол: Времена. Фреквентив, или интенсификатив (en-).

О временах Q-ских глаголов мы знаем мало.
Так вот, о том, что мы знаем.

Ну, о настоящем времени мы уже знаем все. Посему первым делом рассмотрим эльфийское Past Tense, или Прошедшее время. Вернее, правильно было бы назвать его “былое время”, потому что обозначает оно действие, которое происходит в прошлом, независимо от того, продолжается ли оно до сих пор, или участники его давно уже прекратили всяческую активность.

1. Past Perfect Tense, или Прошедшее Совершенное время.
Это время обозначает действие, начавшееся в прошлом и в нем же благополучно завершившееся. То есть, это законченное действие, попросту говоря.

В этом времени перед глагольной основой в качестве приставки выносится основная гласная этой основы; в корне, то есть, в основе, эта гласная удлинняется, то есть, делается долгой; а после основы присоединяется суффикс -ië, а во множественных числах, естественно, -ier.

vana avánië/avánier
уходит, исчезает ушел, исчез/ушли, исчезли
tira itírië/itírier
видит увидел/увидели

2. Past Imperfect Tense, или Прошедшее Несовершенное время.
В этом времени стоит глагол, обозначающий действие, начавшееся некогда, но до сих пор продолжающееся, не завершенное, и оно органически соответствует несовершенному виду глагола в русском языке, что в общем-то и явствует из названия. Возможно, кстати, совпадение по времени этого действия с другими действиями. В ранней версии Плача Галадриэли (TC147), имеющейся на обложке пластинки “JRRT reads & sings his 'The Hobbit' & 'The Fellowship of the Ring'”, выпущенной Caedmon Records (эх, найти бы да заслушать эту пластиночку!), написано: inyar ve lintë yulmar vánier, из чего мы (после того, как наше чутье, изрядно навострившееся за последние дни, подскажет нам, что inyar – это то же самое, что yeni, только перекочевавшее в другое склонение, а yulmar – это yuldar в более первобытной версии) делаем вывод, что имперфект выражается точно так же, как и перфект, только отсутствует перфектная приставка – вынесенная вперед основная гласная глагольной основы – и фраза переводится так: “года, как быстрые глотки, уходили”. А потом уже, в более поздних редакциях, все стало по-другому.

3. Будущее время – перфект и имперфект.
А теперь коротенько о будущем времени. Коротенько, потому что мы и так уже знаем, что суффикс будущего времени – -uva-. Посредством его образуется будущий имперфект, отвечающий форме “что будет делать?” Существует также перфект будущего времени, отвечающий форме “что сделает?” Он образуется тем же путем, что и перфект прошедшего – то есть, вынесением перед корень основной гласной корня, удлиннением самой основной гласной и присобачиванием к корню суффикса будущего времени -uva-.

tuv-
"find",
"находить" *utúvuvaryë
"will have found"
видимо, "будет находить" *túvuvaryë
"will find",
"найдет"

Вот для отличия отрицательной частицы ú- от u- как префикса имперфекта, каковых есть, и немало, в Q, мы и взялись отделять отрицательную частицу от корня дефисом.

Упомянутая же в заглавии урока фреквентивный или интенсификативный глагольный префикс en- означает попросту, что действие, обозначаемое таким глаголом – многократное, многоразовое, интенсивное, с переходом количества действия в качество. Префикс этот близок по смыслу к русской приставке “воз-/вос-”.

tira
"смотри, зри" entira
"всмотрись, воззри"
tul-
"приходить, приближаться" entul-
"возвращаться" – буквально, "приходить многократно". Именно от этого слова происходит название корабля Веантура – Entulessë (UT434), буквально – “В возвращении”, или, более красиво, но несколько менее оправданно, “Возвращение в”.

Этой же приставкой, по некоторым смелым гипотезам, образовано слово enyalië, "воспоминание" (UT305, 317). Предполагается, что основой тут служит слово yalië, "плач". Что само говорит за себя.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Четверг, 10.07.2008, 15:59 | Сообщение # 20
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Имя существительное: остальные три падежа.

1. Инструментальный (Творительный) Падеж (Ins.).
Он отвечает на вопрос “кем/чем? посредством кого/чего?”, а также “Из-за кого/чего?” Ничего сверхъестественного и неосмыслимого мне в этом не видится. Некоторое намекательное растолкование может дать русское выражение “каким макаром?” в смысле “какого черта?” Тут этот загадочный макар стоит в самом, что ни на есть, инструметальном падеже, и обозначает образ действия. Окончания этого падежа представлены ниже:

Nom. Ins.
s. s. p. m. d.
falma
"волна" falmanen
"волной" falmainen
"волнами" falmalinen
"многими волнами" falmanten
"двумя волнами"
valië
"Вала" (ж.р.) ?valinen (?valiénen)
"Валой" valiénen (?valínen)
"Валами" valiëlínen
"всеми Валами" valiénten
"двумя Валами"
lassë
"лист" lassen
"листом" lassínen
"листами" lasselínen
"листьями" lassenten
"двумя листами"

Вы, вероятно, заметили, что везде, где только это возможно сделать, не оскорбляя тонкого литературного вкуса и чутья читателя лишний – и ведь действительно лишний! – раз, я стараюсь передать доступными мне средствами разницу между простым множественным и мультиплексным числами. Удается это не всегда. Мягко говоря.

Примеры употребления этого падежа мы находим в Galadriel’s Lament, бездонном кладезе филологической мудрости, где есть, в числе прочих, и такие слова:

Laurië lantar lassi súrinen
Золотые падают листья ветром,

если буквально – не очень по-русски, но ведь понятно, правда, что это означает “срываемые ветром”, или “на ветру”, или “по ветру”?

а также в пронзительном, едва ли не самом сильном месте "Нарна-и-Хин-Хурин" ("Narn i Hîn Húrin", UT138), где – правда, не то на S, не то на языках ранних редакций – говорится:

A Túrin Turambar turún' ambartanen
(O Turin Master of Doom by doom mastered
переводит это Профессор, а по-русски означает это
О, Турин, Судьбы Победитель, судьбою побежденный!)

Сложность здесь представляет падежное окончание слова turún' (видимо, к тому же представляющем собой редукцию от turún(n)a) в этом слове, принадлежащем по меньшей мере не тому Q, который мы знаем – не зря же Профессор частенько указывал, что дориатский зык уже тогда считался архаическим (UT) но принцип употребления падежа вполне прозрачен. Также в M214, 222:

Man tíruva fána kirya ... rámainen elvië,
переводимое Профессором
Who shall heed white ship ... on wings (sails) like stars
Кто увидит белый корабль ... крыльями (парусами) [несомый?] звездоподобными

По поводу этого последнего примера появляется следующая мысль. При переводе квенийского инструментатива на русский появляется необходимость “доопределить” действие: добавить причастие, перевести оборот из дополнения или обстоятельства в определение. То есть, “листья ветром” – малопонятно, и нужно, “доопределив действие”, добавить слово “сорванные” или "срываемые" – по контексту. “Корабль крылами” же, очевиднейше, требует к себе слова “несомый” или “движимый” – выбор оттенка зависит, разумеется, от художественного вкуса и речевых особенностей говорящего или пишущего. Несмотря на то, что формально мы будем при этом отдаляться от оригинала, мы будем приближаться к нему по духу. Следует в таком случае помнить, что при переводе с русского на квенья нужно убирать лишние определения и вживить в свою речь эльфийскую манеру выражаться.

2. Ассоциатив (Ass.), он же Композитив (Com.)
Особый падеж, не имеющий близких себе аналогов в знакомых мне языках, и выражающий отношение типа “сделанный из чего? Сделанный кем? Чей? Связанный с кем/чем?” – вот такое примерно. Этот падеж существует только для единственного и мультиплексного чисел, что проистекает из его значения и смысла, и образуется он окончаниями в ед.ч. -va, а в мультиплексном – -liva. Знаем мы о нем из примеров таких:

yuldar lisse-miruvóreva – "глотки (чего? из чего?) сладкого меда" (буквально – "сладка-меда", как в старо-славянском);
Mindon Eldaliéva – "Башня (чья, построенная кем?) Эльдалиэ";
Nurtalë Valinóreva – "Сокрытие (чего? чье?) Валинора" (более точно, наверно, "сворачивание", в некоем каббалистическом смысле, потому что мне кажется, что слово это происходит от корня nurt-, связанного со смертью);
Mar Vanwa Tyaliéva – "Дом (чего? чей? какой?) Утерянной Игры" (более точно – "ушедшей, забытой, пропавшей").

Ударение в этом падеже, как всегда, сдвигается: eleneva, eleneliva. Если слово оканчивается на -ië, то при прибавлении к нему окончания ассоциатива -ë заменяется на -é-. Отсюда – Eldaliéva.

Кстати, недавно я подумал, что существительные в этом падеже, стоящие отдельно, вполне могут выражать категорию качества или родства какого-то класса объектов. При общей некоторой недостаточности, или, скажем, лаконичности квенийской морфологии это вполне имело бы и смысл, и красоту. То есть, miruvoreva можно переводить не только буквально, “из меда”, но и “медовое”, и вообще все такое: “медовуха”. Eldaliéva могло обозначать что-то вроде “эльфичество”, наподобие термина “человечество”. Если предположить это, то мы заполучаем морфологическое орудие, мощь которого трудно переоценить.

3. Падеж загадочный (Mystery Case, Mys.) или Эльфинитив (Elfinitive, Elf.)
Об этом падеже мы узнали из Nieninquë (M215-6), где мелькнула такая фраза: yar i vilya anta miqilis – "которой воздух дарит поцелуи". Слово miqilis стоит в падеже, который не является ни одним из известных нам, но все же является падежом Q, ибо отражен в таблице, присланной Дику Плотцу (Plotz66-67). Немало умов ломали голову над значением этого падежа. Вот мнения некоторых из них (во избежание обвинения в невразумительном переводе я предоставляю каждому возможность сделать его самостоятельно):

Кристофер Джилсон (Christopher Gilson) пишет:

“┘some function related to Locative in sense but less objective in function, capable of marking the subject of an idea or a subjective participant, the way the Dative can mark either the recipient of a gift or subject of an intransitive, in short the reference to participant in an event to whom the action is directed as opposed to a non-participant goal of the action. The parallel to the Locative may be a participant located at the action as opposed to a non-participant location.” “Падеж этот передает определенную функцию, связанную с локативом по смыслу, но менее объектную по функции; он способен обозначать субъект мысли или субъектного участника действия, как дательный падеж может означать и принимающего нечто, и субъект непереходного глагола; короче говоря, это ссылка на участника события, на которого направлено действие, в отличие от не действующей самостоятельно цели действия. Такого рода параллель локативу может означать участника, размещенного в действии, в отличие от местонахождения того, кто или что не принимает участия в действии.”

Может быть, так. Какая жалость, что я всего лишь плюшевый медведь с опилками в голове – не то я обязательно понял бы, что такое хотел сказать нам уважаемейший автор этого замечания и тотчас же все бы вам растолковал.

Том Лобак (Tom Loback) называет этот падеж Обстоятельным, Circumstantive, и объясняет его на примере словосочетания ciryas ciryalvë, “корабль, на котором мы плывем”. То есть, опять же, он видит задачу этого падежа в передаче обстоятельства места действия, которое принимает участие в самом действии.
О двойственном числе у этого падежа мне ничего неизвестно. Но, по-моему, тут и так наворочено достаточно. Изучение падежей Q мы с вами с горем пополам закончили.

“Здесь представлены формы “Классического” или Книжного Q. Насколько было известно людям – ученым Нуменора и тем из книжников, что еще жили в Гондоре в Третью Эпоху, это – формы, использовавшиеся на письме. У людей Q никогда не был разговорным языком. Для эльфов, особенно нолдорских кровей, он был вторым языком (в Третью Эпоху – в Имладрисе и Лориэне), который сохранялся лишь в старых ученых книгах, дошедших из глубины веков.
Различие между разговорным Q [Speaking Quenya] и книжным [Book Quenya] в следующем: все долгие гласные укорачиваются в конце и перед конечными согласным в двух- и более сложных словах. Так, kiryá (Acc.) и kirya (kiryó (Gen.) и kiryo). Дифтонг ai превращается в äe; é в e. Разница между именительным и винительным падежами в разговорном языке упраздняется – она передается порядком слов. Поэтому падежи смыкаются.”

Первое склонение:
s. p. m. d.
a)
Nom. cirya ciryar ciryali ciryat
Acc. ciryá ciryai ciryali ciryat
Gen. ciryó ciryaron ciryalion ciryato
Ins. ciryanen ciryainen ciryalínen ciryanten
b)
All. ciryanna
(ciryan) ciryannar
(ciryain) ciryalinna®
(ciryalin) ciryanta
(ciryant)
Loc. ciryassë ciryassen ciryalissen ciryatsë
ciryas ciryais ciryalis
Abl. ciryallo ciryallon ciryalillo(n) ciryalto
c)
ciryava ciryaliva

Второе склонение:
s. p. m. d.
a)
Nom. lassë lassi lasseli lasset
Acc. lassë lassi Так же, как и в I склонении
Gen. lassëo lassion
Ins. lassenen lassínen
b)
All. lassenna
(lassen) lassennar
(lassin)
Loc. lassessë lassessen
(lasses) (lassis)
Abl. lassello lassellon
c)
lasseva

Вот таким вот образом выглядят падежи книжного, правильного и устаревшего на момент Третьей Эпохи Q.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Пятница, 11.07.2008, 19:07 | Сообщение # 21
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Инфинитив глагола, герундий и причастие настоящего времени.

Инфинитив это, по-русски говоря, неопределенная форма глагола. Она соответствует вопросу “что делать? что сделать?” Эльфы, кстати, как-то не маялись глобально этим вопросом. Нам надо сейчас запомнить, что для приведения глагола в неопределенную форму нужно к основе этого глагола прибавить -ië (UT317, Oath of Cirion). Число глагола при этом роли не играет. Например:

ken-: Utúlan kenië i aran
"видеть": Пришел-я увидеть царя

Герундий, столь широко использующийся в английском и других языках, является производным от глагола. Переводится он на русский и существительным и, например, деепричастным оборотом, и вообще, перевод его cложен и неоднозначен в зависимости от контекста. В Q он образуется путем прибавления к глагольной основе того же -ië (в S суффикс этот выглядит как -ith, -eth). Дальнейшее склонение таких слов производится по правилам I-го склонения. Герундиями являются такие слова как Yavannië (S – Ivanneth), Nárië (S Nórui). Можно насобирать еще много таких слов, ежели у кого имеется в распоряжении вагон времени и желания. Кстати, забавно, но факт: в русском языке аналогичная форма от глагола образуется точно теми же буквами – "-ие" ("желать" – "желание").

Для осознания употребления такого образования в эльфийском говорении разберем следующее изречение:

Vanda sina termaruva Elenna-nórëo alcar enyalien
Oath this through-abide-will Starwards-land-of glory recalling-in,
как это выглядит в буквальном Профессорском подстрочнике, то есть, по-русски я передам это так:
Клятва эта воздвигнется К-звездам-обращенной страны славы памятью

Конкретно нас здесь интересует слово enyalië, являющееся герундием и стоящее в инструментативном падеже. Enyal- означает "recall" – "призывать, воспоминать". Именно воспоминать, ибо связано оно не с такой памятью, как у нас, которая, надо думать, и называлась совсем по-другому, а с чем-то совсем другим: на это указывает и фреквентив-интенсификатив, и герундивная форма, и некоторые другие, менее явные признаки. Впрочем, мы и доподлинно знаем, что память у эльфов довольно отлична от нашей: об этом как-то раз беседовали Гимли с Леголасом, плывучи по Андуину. Так вот, enyalië – это здесь такое вот “воспоминание” по-эльфийски. Инструментатив имеет значение средства, но также отчасти и причины, а учитывая контекст – этот особый смысл слова enyalië (весьма неспроста, надо думать, созвучного слову yalië, "плач, скорбь"; тяжела ты, видно, кепка Феанора, и недалеки от истины, должно быть, те философы, которые говорят об историческом и космическом пессимизме эльфийского мировоззрения...) – можно придать ему и значение цели. Воплотить в одном корявом человеческом слове все тонкие оттенки эльфийского высказывания чрезвычайно трудно, и в этом причины расхождений в переводах – каждый переводит согласно своему опыту, своим понятиям, своему темпераменту и речи, а на вкус и на цвет, как известно, товарищей нет.
Так вот, фразу, которую мы записали в наши тетрадки только что, я лично перевожу так: “Клятва сия утверждается в честь славы Подзвездной Страны.” Видите, как плохо? И далеко от текста, и суть искажена, и по-русски не звучит. Сделать так, чтобы все было бы, но ничего этого бы не было – ваше домашнее задание.

О причастиях довольно подробно написано в The Last Ark, App. ‘A Secret Vice’ (M221-3). Там сказано, что эльфийские причастия:

обозначают действие, совершающееся по отношению к основному действию (то, что по-русски именуется деепричастием и отвечает на вопрос “как? что делая попутно?”: "...когда весенний первый гром, как бы резвяся и играя...");
являются отглагольными существительными и
прилагательными.
Образуется эта штука при помощи суффикса -la (-ala, если основа оканчивается на согласную):

ilka ilkala
gleam gleaming
сияние сияющий
А вот пример употребления такой формы:

Man tiruva fana kirya ... eär falastala
Who shall heed white ship ... the sea surging
Кто увидит белый корабль ... морем бушующим

(вообще-то falasta – это прибой, но как образовать причастие от слова “прибой”? Я сдаюсь. Выбор падежа для слова "море" – мой собственный, и он мне не нравится. Попробуйте найти вариант поблагозвучнее.)

Или вот еще фраза из того же стиха :

Ninqui karkar yarra isilmë-ilkalassë ... ve loikolikuma,
что художественно переводится как
White rocks' teeth snarling in the moon ... like a corpse-candle
а буквально –
Pale fangs' snarl moonlight-gleaming-in ... like corpse-candle
а по-нашенски и буквально –
Белых клыков (то есть, скал) оскал под сияющей луной ... похожих на призрачные огни

Ну, я не знаю, я не силен в такой поэзии.

Суть в том, причастие ilkala здесь стоит в локативе и изображает из себя существительное. Причастие оно только по происхождению, так сказать, по способу образования, а дальнейшее его существование вполне свободно и не детерминировано.

Надо еще сказать, что isilmë-ilkalassë представляет из себя так называемый компаунд или, попросту, составное существительное. То, что в древнееврейской грамматике называется "смихут", сопряжение. Смысл такой суммы слов может разительно отличаться от суммы смыслов ее слагаемых.

И, наконец, обращу ваше внимание на словосочетание ninqui karkar yarra. Въедьте, пожалуйста, что, согласно Правилу последнего склоняемого, пишется здесь и имеется karkar, а не karkaron – потому что серию подчинений завершает существительное yarra, стоящее, скорее всего, в именительном (ну, максимум, винительном) падеже.

А вот как причастие по происхождению может стать по функции прилагательным:

Man kenuva lumbor ahosta / menel akúna / ruxal' ambonnar
Who shall see the clouds (to) gather / heavens (to) bend / to the crumbling hills
Кто увидит, (как) тучи собираются / (как) небо клонится / к дыбящимся горам

Извините за не очень благозвучное “дыбящимся”, но мне надо было передать настоящее время и активный залог причастия. “Вздыбленным” мне бы не подошло.
Ну, значит, вот таким вот образом.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Пятница, 11.07.2008, 19:25 | Сообщение # 22
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Небольшое отступление: об эльфийских и некоторых других календарях.

Linda lírë astaron:
I asta yesta, ninquë Narvinyë,
Nénimë nienala, Súlimë laustala,
Vanim'auri tuilië queta, Viressë;
Lissë Lótessë, Narië nísima,
Laiquë lilassëa, calima Cermië,
Urimë laurëa, Yávannië culuma;
Lantala lassë, varnë Narquelië;
Hísimë lómëa, Ringarë métima;
Asta helka quanto i coranar.

Авторство этого стишка, по-видимому, принадлежит тоже кому-то из Tolkien High Mensa American Society, что по-русски, видимо, будет звучать как "Общество Шибко Умных Американских Толкинистов". Америка и американский образ мысли есть печальная мета нашей Эпохи, дорогая плата за прогресс и комфорт, а может быть, и неизбежное их следствие, следствие подмены Истинного Запада Диким Западом Американской Мечты, истребительски-потребительского отношения к земле, превозношения материального благополучия над духовной дисциплиной, плачевные результаты “щадящего” телевизионного воспитания, жертвы которого способны в лучшем случае на лозунг “Гэндальфа – в президенты!”, без малейшего понимания плачевных последствий реализации этой идеи и способности хотя бы обратить внимание на то, как сам Гэндальф к ней отнесся в свое время – и счастлив тот, кто свободен от этого всего. Как, например, мы с вами.Тьфу, черт, о чем это я?

Достанем App. D к LotR (“а у кого с собою LotR, тот давай, садись в него!”), и вчитаемкатеся, вслушаемкатеся, вдумаемкатеся.

Сказано: в старину у эльфов бысть шестидневная неделя, именовавшаяся enquië, от слова, конечно же, enquë, 6. До появления Cолнца день (ré) отсчитывался по полному циклу света Дерев, (который, как нетрудно подсчитать, если кому не лень, равнялся примерно 24 часам) а после – от заката до заката, точь-в-точь, как у наших со многими вами предков. Какой стала неделя после того, как Тилион начал свое бесконечное и безнадежное ухаживание за Ариэн, неизвестно. Где-то добавился, думается, еще один день, иначе наблюдения за Луной у эльфов были бы сопряжены с такой невообразимой сложностью рассчетов, что ни о каких лунных рунах, чтобы читать можно было только раз в году при ясной луне” ,не могло быть и речи. И уж конечно, если обнаружится, что так оно и было, и эльфийская неделя осталась после смены светил шестидневной, то неизмеримо усложняется перевод дат из нашего календаря в эльфийский. Но я очень сомневаюсь, чтобы эльфы не добавили в свою неделю седьмой день. Все-таки астрономическая специфика Арды этого настоятельно потребовала. И уж по крайности люди, которые вовсе не помнили бессолнечных лет, могли, должны были и не преминули бы это сделать у них на глазах.
Названия же у дней недели (*rí (так у Нэнси Мартч, не знаю, почему бы и нет) enquio по-квенийски) до Солнца были таковы:

elenya – день звезд
anarya – день огня (видимо, впоследствии день Солнца, но наверно уж не ранее, чем.)
isilya – день света (видимо, впоследствии день Луны, но тоже ведь никак не ранее, чем)
aldúya – день Дерев (Двух)
menelya – день неба
valanya – день Валар (он же потом именовался Tárion, день Цариц, и очевидно, что в виду имелись Варда-Элберет и Яванна-Кементари, наиболее почитаемые эльфами Валарши.)
Хочу обратить ваше внимание на то, что даже среди всего шести самых основных мифологем, которым посвящаются дни, понятия “свет” и “огонь” различаются. Это обстоятельство, особенно в связи с гипотезой одного московского толкиниста (по профессии серпентолога) об инфракрасном зрении и низкой температуре тела у эльфов, может оказаться важным при изучении различных эльфийских привычек и непривычек. Свет от огня и просто свет для них были явно не одним и тем же.

8766 недель enquier, содержавших в себе соответственно 52 596 дней rí, составляли один долгий эльфийский год – yén. Нетрудно сосчитать, что он точь-в-точь равнялся 144 нашим нынешним человеческим годам.

После того, как Луна и Cолнце отбросили первые тени нолдоров на землю Средиземья, счет времени, естественно, изменился. Появился солнечный год coranar, каковое слово означает “солнечный круг”. На севере, в климатических зонах, более схожих с нашими, люди также называли его loa, от слова “растение”, видимо, имея в виду полный цикл развития природы. Этот год был уже равен по продолжительности нашему. Он разделялся на шесть сезонов, которые суть таковы:

tuilë – весна, 54 дня
lairë (“светло”) – лето, 72 дня
yávië (“плодоношение”) – осень, 54 дня
quellë (“увядание”) – поздняя осень, 54 дня; называлась также lassë-lanta, "листопад"
hrívë (“холода”) – зима, 72 дня
coirë (“оживание”) – ранняя весна, 54 дня
Кстати, вот еще одно слово со значением "свет" – на этот раз с оттенком "благодать, лепота". Вспомним, что назгулы именовались по-эльфийски Úlairi – почти точный перевод шотландского термина Unseelie Host.

Кроме того, существовали еще пять или восемь межсезонных дней – Yestarë – Первый День года, между coirë и tuilë, три дня Enderi между yávië и quellë, Срединные Дни, которые удваивались раз в двенадцать лет, и Mettarë, Последний День года, перед Yestarë; очевидно, тогда и праздновался веселый эльфийский двухдневный Новый Год, чрезвычайно мудрый, потому, что первого нарвинье ни у одного эльфа уже не болела голова.

Другой счет времени, хотя и не совсем эльфийский, но не без того, а потому весьма достойный упоминания здесь, существовал в Нуменоре. День там считался от восхода до восхода, а год начинался где-то в середине зимы. Неделя была семидневной: после менельи шел седьмой день, eärenya, день моря, а aldúya, день Двух Дерев (alda стоит здесь в двойственном числе) был знаменательно переименован в aldëa, день деревьев – просто деревьев. В нуменорском году было двенадцать месяцев astar, из которых десять насчитывали 30 дней, а два – Nárië и Cermië – по 31. И названия у них были такие:

Narvinyë – “солнца обновление”
Nénimë (S Nínui) – “водяной”
Súlimë – “ветряной”
Víressë (S Gwaeron) – “в ветре”
Lótessë (S Lothron) – “в цветке”
Nárië (S Nórui) – “солнечный”
Cermië (S Cerveth) – “жатва(?)
Úrimë (S Urui) – “жаркий”
Yávannië (S Ivanneth) – “плодоношение”
Narquelië (S Narbeleth) – “солнца увядание”
Hísimë (S Hithui) – “туманный”
Ringarë (S Girithron) – “холодный”; синдарское название происходит от слова girith, "дрожь"
На что хотелось бы мне обратить внимание учащихся – так это на необычайное сходство названий месяцев нуменорского календаря с названиями месяцев в традиционном славянском календаре. Они совпадают не полностью из-за естественного различия климатов; что открывает перед нами дополнительные возможности к познанию. Последний раз календарь, именовавший месяцы не по порядку и не по именам каких-либо персон, будь они хоть римский император, был разработан в годы Французской Революции.

Когда же наступила печальная година безкоролья, первый Наместник Гондора Мардил сменил этот календарь на Счет Наместников (Stewards' Reckoning). Все месяцы сделал он по тридцать дней, ввел вместо двух тридцать первых дней Nárië и Cermië два новых праздника – tuilerë, день весны, и yávierë, день плодов, выпадавшие примерно на день летнего солнцестояния и день осеннего равноденствия. По причинам, вероятнее всего, метафизического свойства, Мардил отменил время года coirë, растянув quellë, оно же lassë-lanta, на позднюю осень-раннюю зиму.

Король же Элессар, вернувшись, возвестил о начале нового счета, так и назвав его, незатейливо – Новый Счет (New Reckoning). По видимому, Арагорн вообще был скорее традиционалистом, чем новатором-реформатором. Нововведения его ограничились тем, что он сдвинул календарь на пять дней назад, чтобы день начала года, Yestarë, приходился на 25 день третьего месяца Súlimë по старому стилю – день победы над Сауроном. Такое событие действительно следовало отметить, и, чтобы не затягивать школьные каникулы и выходные на предприятиях, как у нас в Майские Праздники, он и придумал такой хитрый ход. Tuilerë и Y´vierë Элессар упразднил, ввел вместо них три Enderi – 23, 24 и 25 числа девятого месяца Yávannië по старому стилю, потому что 30-го яванниэ (22-го по старому стилю) праздновался большой всесредиземский праздник – юбилей Фродо. По високосным же годам (каждому четвертому кроме сотого) за 30 яванниэ сразу следовал другой всесредиземский праздник – День Кольца (со временем под влиянием вирусов политкорректности и чернохронизма официальное название его, возможно, превратилось во что-то вроде "Всесредиземский День Памяти Жертв Войны Кольца и Отряда Хранителей Кольца"... ну, или как-нибудь в этом духе), Córmarë. Очень удобно это было – и трудодни не терялись, и торжественность дат великих событий сохранялась в веках. Вот насколько мудр и справедлив был король Элессар Эльфинит.

Хоббиты тоже пользовались Счетом Короля, только названия дней недель у них, как это и сказано в бессмертном “The Hobbit, or There And Back Again”, сохранились свои, древние, со Времен Странствий. По-английски они звучали так: Sterday, Sunday, Monday, Trewsday, Hensday, Mersday, Highday. Каждому ежу, знакомому с английским языком, этот перечень скажет очень многое. Ваш покорный преподаватель – не исключение. Это не просто обыгрывание английских названий дней недели, это еще и, несмотря ни на что, точную параллель с древне-нуменорскими rí enquio: по порядку идут дни звезд, солнца, луны, деревьев, неба и моря и завершает неделю день чего-то высокого.
Исходя из этих двух параллелей – enquië и хоббитской недели с английской – можно сделать как минимум тот слабо, правда, обосновывающийся, но вывод, что эльфийская досолнечная и посолнечная неделя начиналась с субботы – поскольку Sterday – это явно Saturday, суббота, а Sterday – это день звезд, elenya. Можно также построить немало предположений о том, какой же день был добавлен в enquië при переходе на семидневку, и почему именно он. А это, в свою очередь, немало расскажет нам об особенностях образа жизни эльфов и хоббитов, которые, как было показано выше, в свете этой таинственной параллели оказываются маняще и загадочно близки происхождением...


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Пятница, 11.07.2008, 19:32 | Сообщение # 23
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Дополнительные сведения о некоторых грамматических формах Q.

Урок этот, к огорчению моему, обещает быть нудным и маловразумительным, но материал его, к сожалению, совершенно необходим. Итак, вздохнув, приступим.

1. Причастие прошедшего времени.
Известное нам причастие прошедшего времени имеет в Q совершенный вид, что обозначает завершенность действия во времени. Причастий несовершенного вида типа “делавший” эльфы не знали – по крайней мере, Профессор нам его не сообщил – и как они разбирались с такими случаями, для нас полная загадка. Вполне возможно, что такая отдельная форма их просто не интересовала. Аналогом квенийского причастия прошедшего времени в английском служат причастия, образованные от глаголов прошедшего времени, то есть, глаголы в третьей форме или, для простоты, если глагол правильный, можно сказать, что он просто кончается на -ed. Как и в английском, эта форма является неизменяемой.

Образовываются они посредством суффикса -ina, удлиннением гласной основы и отбросом конечной гласной основы, если она, разумеется, есть:

rak-
ломаться rákina
сломанный, сломавшийся
lanta-
падать lántina
упавший

Использование такой формы в качестве определения демонстрируется в нижеприведенном примере

Man tiruva rákina kirya
Who shall heed a broken ship
Кто увидит разбитый корабль

Допустимо, может быть, сказать

Man tiruva rákinë kiryar
Who shall heed broken ships
Кто увидит разбитые корабли,

но у самого Профессора свидетельств возможности согласования причастия прошедшего времени по числу с существительным, к которому оно относится, нет.

2. Отглагольное прилагательное.
Отглагольных прилагательных в Q совершенно нормально много. Эльфы, по-видимому, ценили действие и были способны оценивать изменения, произведенные им, так же хорошо, как и люди. Образуются отглагольные прилагательные при помощи широкого набора суффиксов, употребление каждого из которых отражает некоторый определенный оттенок результативного изменения.
sil-
сиять silma
сияющий
talta-
падать, катиться вниз по наклонной плоскости talta
падающий, отсюда atalantëa – павший – так говорили, качая головами, о Нуменоре, и отсюда, видимо, происходит адунаикское слово Akkalabêt.
ulya-
лить úleä
льющий, и ни для кого теперь, надо думать, не секрет, что означает имя Ulmo – только в нем использован суффикс -mo, суффикс занятия для лица мужского рода. Если верить Туору, род у Ульмо был скорее мужской.
vana
уходить, исчезать, пропадать vanwa
ушедший, исчезнувший, пропавший. Во фразе Si vanwa na, Romello vanwa Valimar, vanwa является именно отглагольным прилагательным.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Понедельник, 06.10.2008, 17:17 | Сообщение # 24
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Предложные формы. Наречие. Степени сравнения прилагательных.

Еще немного мелкого, но приятного и полезного грамматического материала.
1. Предложная форма глагола.

Предложной формой в Q я, за неимением кого-либо, кто бы мне в этом воспрепятствовал, назвал вот какую штуку. Это глагол, в основе которого наличествует присоединенный к ней предлог, меняющий смысл глагола. Форма эта, пожалуй, соответствует английским глаголам с послелогом, каковые в английском языке неимоверно распространены.

Хотя не все так просто. Например, в возгласе A laita tárienna! – "О, славьте до небес!" – напрямую предлога нет. Он появляется только в переводе падежа аллатива, то есть, наличествует на уровне смысла. Этот пример, кстати, также показывает, что в Q тоже бытовали безличные предложения, и заставляет выдвинуть предположение, что именно такими они и были.

В следующих примерах предлог имеется прямо – в виде приставки:
undulávë = undu + láv-, down + licked, "с-лизанный", в смысле, "с-тертый", "с-крытый";
termaruva = ter + mar-uva, through-abide-will, "про-держ-ится" – так это лучше всего перевести по контексту (помните, это Клятва Кириона из UT, “Кирион и Эорл”);
untúpa = undu + tup-, down-roofed, "у-крыл", "по-крыл", – короче, закрыл сверху.

Гласная основы глагола удлинняется, если ударение выпадает на предлог, чтобы предотвратить такую несуразицу.
2. Наречия.

Общего правила образования наречий в Q мы не знаем. Мы знаем, как всегда, лишь несколько примеров:
Andavë – долго
Oialë – everlastingly, переводит это слово Профессор
Tennoio – вечно: for ever, навечно – от tenn ("до", until) и oio ("всегда", ever)

По-видимому, нам предлагается формы наречий, буде таковые нам понадобятся, выводить в дальнейшем интуитивно. Естественно, стараясь грубо не противоречить тому, что уже известно нам о Q и его устройстве.
3. Степени сравнения прилагательных.

И тут жестокий облом подстерегает распершихся было путешественников в страну знаний. Мы не знаем сравнительной степени прилагательных, и не знаем, как будет “быстрее”, “выше, “сильнее”. Мы знаем только превосходную степень, и знаем ее по слову ancalima, “ярчайший”, из какового примера и делаем вывод, что для образования превосходной степени сравнения прилагательного нужно к основе спереди приделать приставку an-. Кое-кто на Западе – не на Истинном, разумеется – считает, что приставка эта происходит от корня an(d)-, "длина". Если предположить, что корень этот обозначал не только протяженность в пространстве, но также и вообще величину, указание на что, кстати, содержится в таком слове, как andavë, "долго", то не предположить ли также, что вообще длина и величина были в сознании эльфов связаны так же тесно, как в нашем? Тогда, продолжая смутную, правда, но все же аналогию, я предложил бы приставку интенсификатива en- использовать для образования сравнительной степени – исключительно потому, что entul- – "приходить многократно" (переносное значение этого слова – “возвращаться”, сиречь именно “много приходить”) – по длине, протяженности и как хотите, больше, чем просто tul-, хотя и меньше, быть может, чем абсолютное &antul-, что означает по-эльфийски "приходить длинно", в смысле – "я к вам пришел навеки поселиться". Одобряющие мой ход мысли, могут записать в свои тетрадки: &encalima – "более яркий", а пример будет вам дан такой:Earandil ná encalima Alcarinquë.
Эарандил ярче (чем) Алькаринквэ.
Earandil ná ancalima ilyë elenion.
Эарандил – самая яркая (из) всех звезд.

В первом примере я поставил "Алькаринкве" в винительный падеж, потому что в английском и в русском в аналогичной конструкции стоял бы именно он. Те же, кто считает, что это бред и это вред, вольны искать свой собственный путь решения проблемы.


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
BerionДата: Понедельник, 06.10.2008, 17:26 | Сообщение # 25
Белокрылый сокол
Группа: Посланники богов
Сообщений: 67
Награды: 12
Репутация: 10
Статус: Offline
Числительные.

Квенийские числительные весьма подробно расписаны в LR. В L222-3 имеется также указание, что у эльфов бытовали десятиричная и двенадцатиричная системы счисления. Про вторую мы не знаем практически ничего толком, кроме того, что у эльфов, как и у людских народов, считавших когда-либо двенадцатирично, дюжинами – а таких немало – для обозначения числа 12 тоже используется особое слово. Числительные же, для разнообразия известные нам, выглядят так:
По поводу этого числа знаем мы следующее:
minë – "один" (LR373)
minya – "одиночный" – о высоких, возвышенных и отдельно стоящих предметах, например башнях (S361)
esta – "первый, начальный" – в смысле следования (LR356)
yesta – "первый, открывающий" – употребляется в календаре (III480)
er – "единый" (S358)
erya – "одинокий, единственный" (LR356)
atta – "два" (L427, LR349)
ata-, at- – "вновь, опять, обратно" (back again, re-) (LR349, S318)
ata, -t – "двойственность, двоякость"; дуальный суффикс (L427)
-u- – "пара"; также дуальный суффикс (L427)
neuna – "вторично, дважды"; также "следовать за чем-либо", м.б. "повторять" (follow, come behind) (LR358) – отсюда слово, которым эльфы называли людей, когда только-только с ними познакомились – apanonar; Профессор и его переводчики деликатно переводят этот термин как "пришедшие следом", но в действительности, вероятно, он обозначал что-то вроде "лицо человеческой национальности".
neldë – "три" (S362)
nel- – "трех-, трое-" (LR376)
Это числительное почти в чистом виде сохранилось в финно-угорских языках. Ср. финск. neljä, эстонск. neli. Только там оно обозначает "четыре" – уж я не знаю, как объяснить этот факт.
kanta – "четыре" (LR362)
kan- – "четырех-, четверо-" (LR376)

По-видимому, такой же принцип соблюдается и далее; то есть, мы попробуем сказать, что если:
lempë – "пять" (LR368)

то
*lem- – "пятеро-, пяти-";
enquë – "шесть" (LR356);

тогда
*enk- – "шести-".
Представляется целесообразной также замена q на k – исключительно из соображения удобопроизносимости, соображения крайне важного если не для эльфов, то уж для JRRT-то точно – ведь это чувствуется везде. К тому же, если мне не изменяет слабая моя память, в лингвистике есть какое-то правило на этот счет – об опрощении таких звуков. Исходя из этого же правила приставкой для числа
otso – "семь" (S364)

Я объявляю
os-, что, кстати, и подтверждается словом Ossiriand – "Семи рек земля; Семиречье".
tolto – "восемь" (LR394);
*tol- – "восьми-, осьмо-"
nertë – "девять" (LR376);
*ner- – "девяти-"
kainen – "десять" (LR363);
*kai- – "десяти-"
minquë – "одиннадцать" (LR373);
*mink- – "одиннадцати-". Мало ли, может, кому-то понадобится переводить слово “додекаэдр”.
?rasta – "двенадцать"; мы знаем только праэльфийский корень RÂSAT (LR383).
Суффикс от этого числительного, если мы его признаем, будет ?ras-.

Знаем мы также нолдоринское слово hosta, обозначавшее буквально число 144 (LR364), хоббитский "гурт", а в переносном смысле, вероятно, некоторое значительное количество предметов, после которого дальнейший счет их терял смысл.

Как же выглядели эльфийские составные числительные? Какие все-таки бытовали у эльфов системы счисления? Как считали они десятки, сотни и тысячи? Считали ли они дальше сотен тысяч? Я, честное эльфийское, не знаю, что сказать об этом. Кое-что, правда, еще ждет вас там, где мы будем говорить об эльфийской письменности. Но не раньше.

А сейчас если за окном у вас ночь, то выгляните в него, покурите задумчиво, если вы волшебник и курите, или просто глубоко вздохните, если вы волшебник, и курево у вас кончилось. Следующий наш урок –...


Соколу лес не в диво, волку зима за обычай ...
 
<<<Хрустальный Дом>>> » Берег моря » Лотлориэн » Noldoparma yestima quenyava (Начальный курс квенья)
Страница 1 из 212»
Поиск:


Сайт создан совместными усилиями Лучиэнь и Инфро в 2007 году
Копирование материалов строго запрещено.
Сайт создан в системе uCoz